MARVEL: LOOK OUT!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MARVEL: LOOK OUT! » Private zone » 15.05 # спасти рядового Райана


15.05 # спасти рядового Райана

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

спасти рядового Райана

Держитесь на расстоянии. Пять человек — отличная мишень. На одного не станут тратить снаряд.

15 мая - Гора Громовержцев
Уэйд - Робби

http://s1.uploads.ru/JOGo5.png
Уилсону в голову пришла отличная идея. И за такое Озборн, готовый слететь с катушек в любой моменр, по головке не погладит.

+1

2

Мироздание никогда не узнает, зачем и почему Дэдпул совершает некоторые свои поступки. Он просто их делает, понимаете? В этом его, так сказать, изюминка – так сейчас говорят? Изюминка, фишка. Был такой хороший фильм.. а, в прочем, не важно. Важно то, что в этот прекрасный день мироздание до сих пор недоумевало – как вообще Уэйду Уилсону приходят в голову некоторые идеи? Судя по всему, какие-то из них вколачиваются тупыми предметами прямым попаданием по височной кости. Некоторые вливают раскаленным свинцом в уши. Некоторые проталкивают через внутренние органы разнообразными подручными предметами или без них. Некоторые Уэйд находит в горячей воде вокруг перегретого ядерного реактора. Ну, в общем, все и так поняли, что скучать ему не приходится.
Охрана на входе смотрела неодобрительно – особенно когда Уилсон, которого Озборн так и не смог ограничить ни в одном из пунктов, кроме как взять с него «честное слово», появился сразу за их спинами в ровном блестящем розовом сиянии.
– …-цу-то зачем, ты вообще понимаешь, что это очень неприлично? В высшем обществе так не делают. – Встряхнув свою ношу в кулаке, Уэйд прижал её к груди, заворачивая плотнее в рваное старое одеяло. Точнее кусок какого-то пледа. Или память от него.
#1 я не думаю, что это была хорошая идея, но кто я такой, чтобы
#2 Действительно. К нам он никогда не прислушивается. Мы как будто..

– Вот только не надо мне тут сцен устраивать, - Красный отмахнулся от желктого боксика, пнув при этом зазевавшегося охранника в отсвечивающей маске. – Чо встал? Зевай куда зевал! Нехрен на меня так смотреть.
Настроение было препаганейшее. Ну или почти. Костюм в паре мест красиво исполосован чьими-то коготками, где-то потянута нитка, пятна собственной и чужой крови.. Не спрашивая разрешения на «погулять», Уэйд мог свалить в любое время суток. Правда на задания почти всегда успевал, при этом успев облапать за пару мягких мест Мунстоун.
[…поганое настроение – это несколько спектров внастроении Уэйда Уилсона. На данный момент оно было выше среднего поганого, но ниже «относительно нормально», что, в принципе, выдавало несколько явно положительных преимуществ по отношению к «совсем поганому»…]
– Во имя святого Таноса, заткните его кто-нибудь, достал, ей богу.
#1 а мне он нравится. иногда очень славные идеи загоняет. знаешь, ты бы мог быть поуважительнее к нам. ты же не хочешь, чтобы мы опять все разом замолчали?
#2 Да кого ты обманиваешь..

– Ага, вот так вот просто вас не заткнешь.. да чо вы на меня пялитесь? Руки убрал! – Ткнув наугад дулом пистолета в мужика, который заимел желание пошебуршить в одеяльце (#1 пледик это, говорю тебе, баба Макси подтвердит), Уилсон состроил страшное зверское выражение лица. Никто не увидел. Никто не оценил актерских талантов.
Камера Болдуина была на одном из нижних уровней Горы. Распихав судачащих, словно гуси, охранников, Пул прошагал к нужной двери, приветливо здороваясь с остальными обитателями тюрьмы, и не менее радостно пристрелил блюстителя порядка у дверей в клетку Робби.
– Кто-то как-то мне говорил про счастливые и несчастливые смены..
#1 ты только что это сам придумал
– Ну смысл-то остался.
Кое-как открыв дверь, Красный распахнул её ногой и прошествовал внутрь. Антураж обстановки соответствовал, наверное, внутреннему антуражу мыслей Робби, который пафосно обозвал себя мучеником. К Робби у Уэйда чувства были.. скажем так, противоречивые. Он вообще считал порой своим долгом за кем-то присматривать. За дохлой рыбкой в аквариуме, за голубями на подоконнике, за бабушкой из квартиры выше, за Домино. За Робби Болдуином. Ну, бывает. Кому-то в очередной раз не повезлой.
– Всё тухнешь, парень? Слушай, я тебе тут принёс кой-кого. – Стащив маску и кинув её себе под ноги, Уэйд подошел вплотную к сидящему у стены Мученику и развернул пледик. – Знакомься! Это Рядовой Райан! Решил, что вы с ним подружитесь. – На колени парню свалилось нечто кошачье – буро-грязного цвета, с бешеными усталыми глазами, худющее, грязное, с претензией на некогда черепаховый окрас. Согнувшись вперед и приподняв непонятному кошкообразному заднюю лапу, Уилсон цокнул языком. – Ай, промашка. Ну бабы же могут быть рядовыми Райанами?

+3

3

Человеческий организм — механизм гибкий, сильный и адаптивный: почти во всех случаях его можно заставить работать на себя. Матушка природа согласна уступить, если знать, как к ней подобраться.
Робби научился засыпать моментально, стоило лечь на матрас в комнате, и просыпаться мгновенно, как только в привычный шум закрадывались новые звуки. Помимо миссий и редких прогулок по городу (во время которых он старательно делал вид, что не замечает озборновского «хвоста»), ему нечего было делать, поэтому жизнь его заключалась во сне и редком общении с Кошкой, которая, казалось, поставила себе целью вывести его из состояния постоянной апатии.
Не то чтобы это было неприятно. Напротив. В череде лиц и личностей, положительных и отрицательных, с которыми он сталкивался, у Кошки было своё место. Своё место было и у Каина — Робби нравилось наблюдать, как тот выходит из себя, действуя на нервы стройному правительственному аппарату.
Своё место было и у Уэйда: мысленно Робби ждал, что рано или поздно чаша терпения Озборна переполнится, и за этим последует взрыв. Уэйду, как и ему самому, нечего было терять и нечего было бояться, только, в отличие от Робби, тот прекратил цепляться за жалкие крохи здравого смысла и начал жить в своё удовольствие.

Его разбудили помехи в монотонном гудении обитателей Горы. Какое-то время он просто лежал, глядя перед собой, и только после грохота выстрела, усиленного акустикой коридора, сел и скрестил ноги, прислонившись спиной к стене. Страшно не было. Робби был уверен, что при желании сможет вынести телекинетической волной всех нарушителей вместе с куском стены.
Ножа у него не было, зато под матрасом лежала ручка. В крайнем случае, у него всегда оставались зубы и ногти.
Он был, в общем-то, готов ко всему. К вторжению инопланетян. К армии миротворцев. К Капитану Америке собственной персоной. Поэтому, когда дверь распахнулась и на пороге появился Уэйд, Робби даже не удивился.
Удивился он только когда Уэйд, сняв маску и не прекращая болтать, швырнул ему на колени кошку.
Если бы Робби был программой, у него случилось бы единовременное переполнение всех кластеров памяти. Уэйд был слишком близко. Уэйд болтал. Кошка на коленях, ободранная и выглядящая так, словно являлась переносчиком всех видов кошачьих заболеваний от чумки до энтерита, принялась шипеть, а потом не нашла ничего лучше, чем выпустить когти.
Именно тогда он запаниковал. Это никогда не сулило ничего хорошего, потому что когда Робби паниковал — он терял контроль над своими силами.
Кошке повезло: она всё ещё сидела на коленях, в безопасном эпицентре. Уэйду повезло меньше. Если бы в комнате было чуть больше вещей, не уцелела бы ни одна, но в комнате был только Уэйд, поэтому вздыбившаяся вокруг Робби ударная волна силы врезалась прямо в него.
Робби резко поднялся, подхватив перепуганное животное под брюхо. Если всё население Горы не сбежалось на звук выстрела, то такое без внимания точно не оставит.
— Какого хрена? — спросил Робби. Голос был ровным, только осипшим из-за сна и долгого молчания. — Какой Райан, какие бабы? — Кошка истошно заорала, и Робби в полном осатанении посмотрел на комок свалявшейся шерсти, яростно пребиравший в воздухе лапами. — Зачем ты притащил сюда кошку? Она... — «выглядит так, словно вот-вот издохнет», хотел сказать он, но вместо этого почему-то выдал: — Ты представляешь, что сделает с ней Озборн, если найдёт? Боже.
Он сел обратно на матрас и осторожно погладил кошку между ушами. В конце концов, она ни в чём виновата не была.
— Извини, что задел, — совершенно неискренне сказал он Уэйду: уж для кого, а для Дэдпула его телекинетические трюки значили не больше комариного укуса. — Я не специально.

+1

4

Личное пространство? Личные черты характера? Какие-то ещё личности, кроме тех, что сидели внутри Уэйда?
#1 нет
#2 Забавно, но нет.

[Совершенно точно и безоговорочно нет.]
- Нет! – Радостно выдохнул Уэйд, захлебнувшись собственной кровью и со всей дури въехав на волне радости и позитива в стену. Чего, собственно говоря, можно было ожидать от этого мальчишки? В прочем, жаловаться – тоже лишнее. Дружбы без таких казусов не бывает – особенно с Дэдпулом. Особенно когда подружиться хочет он.
#1 это немаловажное условие
#2 Ты мог бы встать. И, скажем, взять в руки рацию. И нажать на кнопочку. И еще и туда сказать «нет». А лучше что-нибудь логичное. Понимаешь?

- Ооо, боже, Робби, сила твоей любви впечатляет, честное слово. И нет, нет, нет, можешь не извиняться, я вижу по твоим глазам, как ты раскаиваешься.. господи, моя спина.. моя шея! – Стеная и причитая, Уэйд поднялся на ноги, не отлепляясь от стены и попутно пытаясь отмахнуться от желтого бокса. Тот что-то бурчал про рацию. – О, боги, моя шея.. Что ты.., что ты с ней сделал? Определенно, тебе стоит запретить обниматься. И, знаешь, такой ошейник.. есть.., - думая, что его поймут вот прямо с полуслова, Уилсон повёл плечами, попытался повернуть голову, а затем, плюнув на это дело, вернул кости в нормальное положение, смачно хрустнув хребтом. – Ооо, блаженство. – Потянувшись, он потер плечо – точнее тот его участок, который виднелся чуть сзади, ибо ткань костюма безбожно порвалась от близкого знакомства со стеной. – Придется опять новый искать.. ходить в заплатках – не дело. Заплатки – для отстойных героев. Только отстойных героев рисуют с заплатками. К слову, видел? Этот, как его.. Бэтмен! О, бедняга Бэтмен..
#1 больше-больше-больше БЭТМЕНА!
#2 О, нет, не начинай. Рация. Нам нужна рация. Мы нуждаемся в рации.
#1 на нас не действует гипноз, ты же понимаешь?
#2 От противного – вполне возможно…

- Сила мысли. Или нет, сила убеждения… это называется сила убеждения…, - бурча себе под нос, Уилсон добрался до мёртвого охранника, перевернул его ногой и отцепил с пояса рацию. – Всё в порядке! Высший класс. Было плохо, но уже в порядке, правда ,не беспокойтесь. Да. Салют!
Пошебуршав, рация перестала выделываться.
Уилсон, наконец, обернулся к Робби, задумчиво почесывая бугристый затылок. Где-то на задворках сознания теплилась вроде как умная мысль. Надо было её сказать. А может – не надо. В любом случае, мысль была действительно неплохая, но вот осознать её и вякнуть Дэдпул никак не мог. В итоге махнув на это рукой, одновременно пальцы этой самой руки вкручивая на место и сплёвывая себе под ноги кровь, Уэйд, задумчиво нахмурился, ведя перед собой рукой с раскрытой ладонью. Как Ванга.
- Я не вижу в будущем проблем с этим животным, - заунывным безэмоциональным голосом выдал псевдо-пророк, тут же расплывшись в довольной улыбке. – Пошли смотреть сериал. Один хороший знаю. Виктория Сикрет называется. Такие девочки.. – В голове что-то щелкнуло, взгляд Красного сфокусировался, наконец, на Робби. Казалось бы, ушла вся шизофрения. Ну или спряталась. – Тебе не понравилось? Я могу её забрать и, ну, знаешь.. – Задумчиво дотронувшись пальцами до пистолета, преданно висящего на поясе, Уилсон нахмурился.

+1

5

— Или что? Какой сериал, какой Бэтмен? — непонимающе спросил он, и только после паузы понял, что Уэйд имел в виду. — Сбрендил? — какой глупый вопрос применительно к Дэдпулу. — Конечно, я её оставлю. Правда, выглядит она...
Кошка, тем временем, выпала из кататонии и принялась обнюхивать всё вокруг. Может быть, всё действительно было не так уж плохо, и она не издохнет сама по себе через пару дней. В противном случае, способ быстрой эвтаназии, предложенный Уэйдом, был не так уж плох.
Да глупости. Робби уже начал прикидывать, сколько всякого кошачьего хлама придётся закупить во время следующей вылазки в город. Плюс попытки скрыть зверя от Озборна и его вездесущих «глаз» и «ушей». Не было печали...
Не Нильс, конечно, даже близко. Собственный кот Робби был крупным и ухоженным, в два раза больше этого комка облезлого меха.
Он всё равно был благодарен Уэйду, пусть в жизни бы не признался. Да и глядя на Дэдпула, судя по всему, закончившему очередной сеанс болтовни с голосами в голове, Робби решил, что благодарность тому была в общем и целом параллельна. Как и кошка. Как и сам Робби.
— Райан, значит? Ну пусть будет Райан.
Последние несколько минут пролетели так стремительно и были настолько насыщенными, что Робби только теперь перевёл взгляд на выглядывавшие из коридора ноги охранника. Чуть раньше Уэйд, отхаркивая кровь и пытаясь вправить выбитые позвонки, отцепил с пояса бездыханного тела рацию и скомандовал отбой тревоги.
Что-то смутно подсказывало, что веры Уэйду не было даже среди младшего персонала вроде уборщиков. Следовательно, скоро сюда всё равно кто-нибудь придёт (когда служащие решат, кого отправить в потенциально самоубийственную миссию).
Робби поднялся с матраса и пошёл к телу охранника — проверить пульс. В принципе, можно было не утруждаться: парень был мертвее всех мёртвых, судя по закатившимся глазам и внушительной луже крови под головой.
Робби всё равно потрогал его под челюстью, после чего осуждающе уставился на Уэйда.
— Зачем убивать-то было? — спросил он. Не то, чтобы он сам отличался особым гуманизмом, но они всё-таки были какими-никакими, но героями. Они вроде как должны были избегать случайных смертей. Пример подрастающему поколению, выработка лояльности к действующей политической системе... — Ты мог его вырубить, например. Ты мог его не трогать, в конце концов, я тут типа не в тюрьме, Уэйд, этот чувак не охранял меня, а просто... патрулировал, не знаю?
Робби выпрямился и озадаченно потёр щёку. Парня было жалко, но отчасти Робби был рад, что симпатии Уэйда пали в его сторону, иначе лежать сейчас вот так, в луже собственной крови, мог он сам.
Его внимание перетянула на себя кошка, которая подобралась совсем близко к ноге Уэйда, обнюхала её и зашипела, выгнувшись дугой.
— Где ты её взял? — спросил Робби, следя за нелепыми перемещениями животного. — Эй, она что, слепая?

+1

6

На очевидные вопросы всегда предполагались очевидные ответы. Робби можно было простить. Он, хотя бы, не начал спрашивать Уэйда что-то типа «ты идиот?», потому что Красный уже, на самом деле, в конец заколебался отвечать всем что да, мол, идиот. Это узнали еще выпусков двести, триста назад. В отдельно взятой вселенной, в отдельно взятом номере.. Это был простой и малодушный вердикт, от которого всё и пошло. Кажется, там что-то еще было про детство Уилсона, про детство Кейбла и.. в общем, не важно.

Но вот вопросы вроде этого пропускать мимо ушей было нельзя. Маска Пула, как он думал, прекрасно передает весь спектр его эмоций, но снимал он её довольно редко и иногда просто не задумывался о том, что делает. Зачем он её снял, зайдя в «камеру» Робби, он до сих пор не ведал, но теперь, снова натянув на морду «красный носок», смотрел на Мученика весьма охуевшим взглядом. Тот должен был догадываться об этом.

– Что значит «зачем»? – Абсолютно искреннее удивление в голосе пополам с минутной заминкой. – А что мне с ним, по-твоему, надо было.. ааа.. Не, ну.. А зачем? Так быстрее. И ему легче, и мне, и те-.. Нет, ну, в данном случае только мне, конечно, но это ничего не отменяет. – Пока Робби проверял пульс парня, Красный невзначай пнул труп под рёбра и тут же уставился на скрытые перчатками пальцы. Типа он тут ни при чем. – Он тебя, кстати, охранял. В смысле, стоял конкретно у твоей.. ээ.. комнаты? – Задумчиво осмотрев «комнату», Уэйд протянул какое-то сомнительное «оооуууэээ» и мотнул башкой из стороны в сторону. – Не создавай себе столько лишних проблем. И мне. И вообще. – И в этом «и вообще» вмещался ответ на вопрос о смысле жизни.

Ты уверен, что тебе это нужно?
будет весело, нет правда, весело, очень весело
Я не нанимался нянькой.
– Никто не нанимался, - ворчит Уилсон, вышагивая из «прекрасных апартаментов» спартанского вида. Даже у Вагнера, кажется, было уютнее. – Я нравлюсь твоей кошке, Робби.. Какая разница. Слепая, глухая. Да хоть без нюха. Главное – живая. Знаешь, это действительно очень важная штука. – Уилсон ловит себя на том, что он слишком мрачен. Наверное, головой приложился излишне сильно. – Бери красотку, Робби, пойдем искать комнату с телеком. Надо, чтобы это не была комната охраны. А то эти парни меня, знаешь, не сильно любят. Последний раз, когда я пришел обсудить с ними близняшек Олсен, они были не то чтобы в восторге.. Робби, ты идёшь? – Оглядывался Уэйд уже отойдя метров на пятьдесят от выбитой ударной волной в коридор двери. – Давай, шевели ногами, Мученик. Помоем эту штуку, найдем нормальной жрачки.. Как думаешь, может, пиццу заказать?

+1

7

Когда Уэйд пнул труп бедного парня под рёбра, Робби едва удержался от того, чтобы не перехватить его за ногу. Чисто инстинктивно. Несмотря на всю дрянь, которой была напичкана его жизнь в последнее время, он всё же вырос в нормальной семье с нормальными родителями, где его приучили к уважению к усопшим. И гуманизму. Но о гуманизме поздно было говорить — не когда ты уже по уши вляпался во всю эту авантюру с Громовержцами.
С каждым днём эта затея нравилась Робби всё меньше. Чем свободнее становился его разум от ужаса и бреда, чем слабее Озборн держал шлейку вокруг его шеи, тем больше Робби думал. Неосознанно — осознанность свела бы его с ума. Инстинкты противились. Всё внутри него орало о неправильности происходящего.
Взять, хотя бы, Уэйда...
А что Уэйд, спросил самого себя Робби. Быть может, Уэйд тоже был жертвой. Добрая половина здешних обитателей были жертвами.
Прости, — напоследок сказал мертвецу Робби, осознавая, что, в общем-то, ничего не чувствует. Первичный ужас и неприятие росли из оставшихся у него хлипких моральных норм. Эмоций не было. Выгорели. Аллес. 
И эта мысль тоже не вызывала у него никаких особенных чувств.

Ему стало в разы спокойнее, когда Уэйд вернул на лицо маску. «Цивильный» вид товарищей по команде его нервировал; пусть он и знал все их настоящие личности, такое демонстративное «протягивание руки» выбивало его из колеи.
Уродства он не боялся, потому что сам был уродлив. Мутации его не пугали. Даже изувеченные трупы оставляли его спокойным. Робби боялся одной вещи — близости, даже если близость эта была надуманной и донельзя «формальной», или если брала начала из желание чьей-то свихнувшейся левой пятки.

Забей, — сказал Робби, поднял с пола кошку и замолк.
Уэйд звал его прогуляться. Лучше бы он швырнул в него чьими-нибудь кишками — да пусть даже своими.
В этот раз собственная паника его разозлила. Райан в его руках чуть дёрнулась, ощутив силовой лёгкий толчок, но Робби вовремя подавил всплеск силы.
Он смотрел Уэйду вслед, решая, как быть дальше: остаться в условном комфорте своей бетонной коробки или пойти следом, навстречу хрен-знает-чему (потому что иного не случалось, если поблизости ошивался Дэдпул)?
Остаться наедине с трупом человека и полутрупом кошки или в кои-то веки позволить себе что-нибудь нормальное?
Робби склонялся к первому варианту: он был безопасным и не сулил ему никаких лишних травм.
Робби выбрал первый вариант — неясно, почему.
Из чувства противоречия, должно быть.

Уэйда он нагнал у поворота.
Иду, — ровно сказал он. Кошка в его руках, явно задолбавшись от постоянной смены положения, выглядела так, словно собиралась сблевать. — Посмотрю, как ты попробуешь заказать сюда пиццу. — И сам не ожидая от себя, без паузы, добавил: — Спасибо.
Уэйд был прав. Странно было думать так, но Уэйд был прав. Она — живая, остальное всегда можно было поправить.

+1


Вы здесь » MARVEL: LOOK OUT! » Private zone » 15.05 # спасти рядового Райана


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC