MARVEL: LOOK OUT!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MARVEL: LOOK OUT! » White room » 10.04.2008 # May I never be perfect


10.04.2008 # May I never be perfect

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

May I never be perfect.

https://36.media.tumblr.com/1a88bdde10b3739639f651c875ef5f2f/tumblr_n2qxvgxbvt1qft03oo4_250.jpg https://40.media.tumblr.com/4b75970b9dc041e14d9b3da2dfd8f0c4/tumblr_n2qxvgxbvt1qft03oo1_r1_250.jpg

10 апреля - поместье Юных Мстителей, Нью-Йорк
Tommy Shepherd, Billy Kaplan

http://s1.uploads.ru/JOGo5.png
Психоаналитики советуют разговаривать со своими близкими обо всем, что тревожит. Так Томми вычитал в каком-то научно-популярном журнале, а может услышал по тв. Тем не менее, он настаивает. 

Отредактировано Tommy Shepherd (2014-07-05 03:40:09)

+2

2

Они идентичные. Так сказал бы человек, впервые увидев их, так посчитал бы неопытный наблюдатель, при более близком знакомстве. Томми тайком подглядывает за близнецом, и понимает, что настолько диаметрально противоположных точек в мире не сыскать. То, как Билли улыбается, как морщится, если устал, как двигается. Шепард даже если захотел бы, не смог бы выдать себя за Каплана, причина не в самых банальных проявлениях генетического кода. Цвет волос, отпечатки пальцев, различные реакции организма на внешние раздражители. Они жители разных вселенных, каким-то удивительным образом являющиеся отражением друг друга.
Томми хочет понять, ошибается ли он.

Прошло не так много времени, а для Тома время было понятием весьма условным, с тех пор как они освободили Тедди. И, соответственно, был освобожден Томми. Так или иначе, ему выделили свою комнату, со всеми удобствами, в поместье. Томми оспорил бы такое звание этого некогда, скорее всего склада, все еще хранящего, после стольких лет, запах машинного масла и примесей асбеста, с нотками ржавчины и сгоревшей пластмассы. Все ему было милее и лучше той камеры одиночки, в которой единственной забавой было битье головой о стену, лишь бы извлечь хоть какой-то звук. Там была стерильность и тишина. Тут за окнами шумел город. А за стенами были те, кто назывался его друзьями. Ребята, которых Шепард ласково называл Менгеле, всех до одного, тоже говорили, что они друзья. Дружбу они навязывали крайне агрессивно. Благо, еще ни один из мстителей насильно не нарушал его зону комфорта. До того самого дня, когда Шепард сам стал поперек горла своему правилу не лезть в душу.

Где твой домашний тамагочи, впрочем, не говори, мне все равно не интересно.
Шепард ловит момент, когда Билли ужинает в одиночестве. Странно, что у них тут не приняты общие сборы по случаю кормежки. Подавать такую идею на рассмотрение Томми не спешит, в его доме тоже редко когда собирались за одним столом. Он ходит вокруг да около близнеца, вновь с раздражением отмечая для себя, что сам никогда так не сидел бы, не жевал бы именно так, не смотрел бы так.
У меня есть предложение, братишка, – звучит едко и неприятно, Томми на мгновение делает паузу, понимая, что перегибает. – Врачи говорят, что семейная терапия это очень полезно. Для начала я предлагаю хотя бы обсудить… Фундаментальные вещи.
Давай сделаем вид что нас разлучили в детстве, по ошибке раскидав по чужим семьям.
Томми смотрит тяжело и выжидающе. Надо им с чего-то начинать.

+2

3

Он мой брат, - повторял как мантру про себя Билли каждый раз, когда Том ершился в ответ на улыбку, почти незаметно для других, но не для него. Он и сам не знал, почему никто больше не замечает. Он и сам не понимал, почему он-то замечает. Если бы он мог, если бы Том ему разрешил, он нашел бы заклинание или хотя бы просто слова, способные заполнить глухую пропасть между ними, стереть загнанную на самое дно глаз грусть. Билли забыл, в какой момент ему стало неуютно улыбаться рядом с Томми, когда он стал стыдиться быть счастливым в его окружении.

Он мой брат, - громко, как решение суда, объявил он родителям, едва втащив Тома за порог дома своей нормальной, счастливой семьи. Ладонь у того была теплая, но пальцы не гнулись, как бы он их не сжимал. Том вообще словно онемел, а Билли говорил и говорил, не отпуская его, потому что что-то в поджатых губах брата пугало его. Будто стоило его отпустить, и он исчез бы навсегда из его жизни. Мама, конечно, плакала. Набросилась на дернувшегося было в сторону мальчишку, обняла, будто и не видела его впервые в жизни и заохала, какой же он худой и бледный. А отец покивал, пожал руку Томми и сказал, что приготовит ужин, он настаивает. Будто у Томми был шанс отказаться. Билли подумал тогда, насколько же ему повезло в жизни.

Том не стал отклонять предложение мамы пожить у них совсем, но предпочел уединение в их личном маленьком "поместье". Все как у взрослых, только постеры на стенах, запах машинного масла, въевшийся в обивку кресел, и игровая приставка вместо навороченных компьютеров Старка. Кейт могла достать очень многое на деньги отца, а Кэсси вечерами садилась на подоконник и начинала говорить: о прошлом, об отце, о своих похищениях и о стрекоте крыльев Осы. Когда девушки появились в команде, они действительно вдохнули в нее жизнь: Хоукай подарила им статус, а Кэсси - душу. Но все-таки лишь после появления Скорости они стали по-настоящему целым, настоящими Мстителями. Совсем как их кумиры. Совсем как Алая Ведьма и Ртуть.

Он мой брат? - спрашивал сам у себя Билли, втайне поглядывая на Тома при каждом удобном случае. Вечер поймал его за загривок холодными пальцами. Тревога - непонятная, неуместная - словно четки перебирая прошлась по нервам. В такие дни обычно случалось что-то плохое: умирали друзья, нападали пришельцы. Он осторожно следил боковым зрением за кружащим по гостиной, как неприкаянный, братом. Ему хотелось верить в красивую историю, рассказанную Вижном. Он боялся в нее поверить, и все же жил с ней уже несколько месяцев, препарируя в памяти каждое воспоминание о Ванде: ее глубокий голос, красивую красногубую улыбку, печальные глаза. Он рассматривал фотографии в газетах и интернете, всегда кусая губы и забывая как дышать, и находил что-то до боли знакомое в каждом снимке, в каждом интервью. Сердце Билли стучало каждый раз больным метрономом, звенело, как готовая лопнуть струна. Ему было интересно, чувствует ли Томми то же самое? Все равно ли ему? Захочет он помочь ему найти их маму? Захочет ли быть его братом? Вопросы-вопросы...

Паста в тарелке не заканчивалась. Спагетти уже давно превратились в кашу, а единственный выживший кусочек помидора он гонял по тарелке с упорством кёрлингиста. Аппетит у Билли так и не появился: с тех пор, как Кейт ушла с Эли, прошло минут сорок, а они ведь вместе садились за стол. С общими ужинами у них не складывалось: пускай они и называли себя гордо "командой", дружили они все равно как-то группами. Кейт, Кэсси и Вижн были в одной группе, Билли и Тедди - в другой, а Томми и вовсе сторонился их всех. Один Эли одинаково общался и с девчонками и с парнями, но даже ему (тем более ему) достучаться до Скорости не удавалось. Не сильно-то он и старался. Билли же боялся. Боялся слишком навязываться, боялся давить, а в конце дня выходило, что брат из него довольно паршивый. Если бы он знал, как подступиться к близнецу, было бы легче, но чем больше он думал об этом, тем сильнее начинал сомневаться, что они вообще с одной планеты.

– Где твой домашний тамагочи, впрочем, не говори, мне все равно не интересно, - слова разрезали тишину, как нож натянутый брезент: Билли аж подпрыгнул. Он поднял почти растерянный взгляд на брата: не шутит ли? Судя по всему, Томми не шутил. И смотрел так, словно был готов взорваться от одного неосторожного слова. "Не твое дело" - Виккан проглотил моментально, "Мы поссорились вообще-то" - тоже чуть не слетело с языка. Он положил вилку, кашлянул в кулак, выигрывая себе время, чтобы собраться с мыслями, и кивнул. Локтем осторожно закрыл старую газету, найденную в библиотеке на дне ящика с макулатурой: Мстители спасают Нью-Йорк, яркий заголовок, красивая фотография женщины в алом на фоне пестрых товарищей...

– Конечно, эм... Садись? Хочешь есть? – на мгновение Билли даже стало страшно: а если это он? Если он случайно заставил Тома заговорить об этом? Он не боялся своих сил, но прекрасно знал, чем в комиксах заканчиваются манипуляции с чужой волей даже из благих побуждений. Если и решать их проблемы, то по-честному, а не ломать еще больше дров, когда доверия между ними едва хватает, чтобы прикрывать спины в бою.

Отредактировано Billy Kaplan (2014-07-06 06:48:15)

+2

4

Томми заходит издалека, как опытный следопыт, не рвется сломя голову в неизведанные земли. Прощупывает почву, осторожно делая первые шаги. Ему приходится быть куда более медленным, чем обычно, во всех смыслах. Сейчас он чуть не сметает все на своем пути. Включает воду, чтоб та вскипятилась, зажигает плиту, отбирает из рук близнеца тарелку с остывшей пастой, бормоча что-то вроде «еслитыэтонебудешьестьтонепереводипродукты», разогревает цельную массу. Помидор он оставил для Билли как утешительный приз.
Кухня просторная, и все равно кажется маленькой. Нет такого замкнутого пространства, которое казалось бы Томми удобным. В аспекте грядущего разговора с близнецом, Шепард старался особо не грузить того потоком мыслей. Томми мог быть дураком, но он не был слепым, чтоб не видеть, каким грузом ложится его присутствие на плечи Билли.
Начнем с того, что я так и не поблагодарил тебя за тот визит к твоим предкам.
Предки твои, а брат я чей.
Тогда Томми едва ли не сделал в их доме дополнительную арку, вышибая путь к отступлению в ближайшей стене, лишь бы сбежать. И он молчал как исполин после этой встречи, ни словом не обмолвившись, что думает обо всем этом. Рот держал на замке, потому что не хотел вдруг затрагивать то, что он все равно затронул бы. А потом, когда заткнулся бы, понял, что наговорил лишнего. Семья Капланов была… Образцовой. Не такой, гнилостно образцовой, где фасад каждый раз обновляется краской, пытаясь утаить несовершенства, точащие его изнутри, а именно идеальный. Но в понимании Томми – слишком много вторжения в личное пространство. Тогда Билли, наверное, побоялся бы попросить такой же услуги взамен.
Я недавно был у себя.
Порция макарон уже начала пригорать. Слишком большой огонь. Томми швыряет всю эту массу обратно в тарелку, садится напротив Билли, с упоением начиная поглощать этот кулинарный, по меркам Томми, изыск. Он поглядывает на близнеца, вновь улавливая нечто странное на дне его глаз.
Знаешь, что делала моя мать? То же что и всегда. С поправкой, что все мои вещи уже вынесли куда-то в гараж, если не на помойку. Я даже заходить не стал, просто постоял в сторонке, а потом ошивался у окон своей комнаты.
Томаса Шепарда там никогда не существовало, и он не знает, был ли когда-то такой человек, если был, кто сейчас есть чужую порцию пасты, мерно двигая челюстями.
Томми говорит об этом всем буднично, как будто ничего не случилось. У него и правда не происходит никаких экстраординарных процессов, нет клокочущей злобы или обиды. Просто пришло осознание, что раз такие пироги, нужно наладить отношения хотя бы с кем-то в этой жизни.

+2

5

Тарелка исчезла так же быстро, как и Томми. Просто вжик - и нет. Моргнув, Билли закрутил головой. Он почти привык к причудам близнеца, в конце концов, он был старшим братом для двух маленьких монстров, которые таскали его еду, книжки, фигурки, а один раз даже подожгли его супергеройский плащ. Томми явно не был проблемой на их фоне. Напротив, если бы не эта ледяная стена между ними, они могли бы стать классными друзьями. В это Билли верил и втайне мечтал найти ту самую волну, которая вынесет их отношения на новый уровень.

Иногда кончики пальцев начинало мучительно покалывать от соблазна шагнуть в коридор между мирами и найти ту дверь, за которой они могли быть настоящей семьей. Возможно ли такое? Конечно, да. Миллионы миров и миллиарды вероятностей, безграничное число переменных, нитями оплетающие их судьбы. Потянешь за одну - и мир уже изменится. Билли умел видеть эти нити, но прикасаться к ним слишком боялся. Хотел бы он знать, как другой Уильям Каплан (или Максимов?) победил Белую Ведьму, чтобы разбить лед в сердце брата.

- Ты что-то с чем-то, - прикрыв рот ладонью, Каплан негромко рассмеялся. Не пропадать же добру, и правда. Помидор он все-таки решил доесть. - Ерунда, ты им очень понравился. Они хотели бы вновь пригласить тебя на ужин. Мама все уши прожужжала, что тебе нужно больше есть, бла-бла-бла...

Когда Томми уселся обратно и принялся ловить вилкой, как трезубцем, еле живые макароны, Билли успел переварить признание. Он и думать забыл, что у его близнеца была какая-то жизнь до Юных Мстителей. Билли не удержался и закрыл глаза ладонью. Господи, он отвратительный брат. И эгоист. Сейчас даже ссора с Тедди начинала выглядеть в ином свете: если бы не дурацкое упрямство Халклинга, был бы у них шанс поговорить?

- Эм... Я даже не знаю... Может, тебе стоило бы поговорить с ней? Ты ведь ее сын, - слова прозвучали неуверенно, почти виновато, пускай он и не пытался жалеть Тома. Прекрасно знал, что жалость - последнее, что может расположить его к кому-либо.

Для Билли это было странно. Пускай он и не знал Ванду, как мать, но у него была настоящая мать, женщина, которая вырастила его, заботилась о нем, когда он болел, помогала с уроками, всегда была на его стороне. Представить, что у кого-то может быть иначе, было трудно, пока он не познакомился с Кэсси и Кейт. Но девушки никогда ничего не скрывали от друзей, а Томми... Если и был на свете более скрытный человек, то Билли его не знал.

Отредактировано Billy Kaplan (2014-07-06 06:48:36)

+2

6

Томми наспех глотает последний кусок, запивая его соком, который материализовался в руке, как по волшебству. Ну, со стороны, это выглядит так. Хотя Томми никогда отношения не имел к этим фокусам, которые проделывала его мама, та, которая настоящая, или Билли. Человеческий глаз с трудом воспринимает то, что делает мутант. Он уже успел ополоснуть тарелку, попутно захватив пакет с изображением вишни. Томми с любопытством, сейчас неподдельным, смотрит на близнеца.
Твои родители… Они ничего не знают о способностях?
Он не спрашивал еще, и в доме Капланов царит такая тактичность, что Томми сдерживался, чтоб не кричать «жопа» при каждом удобном случае, так некомфортно он ощущал себя. Не вписывался он в их мир. Сложилось впечатление, что у Билли нет секретов от них. Если он привел совершенно постороннего человека в дом, называя его братом.
Слова Билли разумны, но хлестают Томми по щекам. Он сцепляет зубы, что желваки ходят по скулам, и отворачивается. Раз, два, три, так тоже говорят, хорошо справляться с приступами ярости. Мало ли, чего я хочу. Шепарды никогда особых иллюзий не строили, на счет сына. Вот так и определяется путь человека, от которого многого не требуют. Томми не знал, говорит ли в нем максимализм и тупость подростка, но что-то ему подсказывало, что в своих чувствах не ошибаются. Не в таких случаях. 
Он сделал свой выбор сегодня, он пришел к Каплану, а не к своей матери, ну, той, что осталась в Спрингфилде.
Потом как-нибудь.
И это значит, что «никогда». Или не в ближайшее время. Томми вновь смотрит на Каплана, умоляя не поднимать больше эту тему. Пусть она останется статичным шумом, как факт, незначительный. Семья у Томми не фонтан, но если он и правда решит что-то с этим сделать, он сделает.
Том долго вертит в руках пакет, все не решаясь спросить. Но, потом, все же, глотает комок в горле. Он не хотел себе признавать, что если был малейший шанс, найти ту, которая является ему матерью, с куда большей связью чем биологической, он воспользовался бы ним.
Билли, ты ведь.. Собираешься искать маму?

+1

7

- Мои родители... - Билли вздохнул и отвел взгляд. Кажется, и в его Датском королевстве не все ладно было. Кто знал, что сказать родителям, что ты гей будет проще, чем что ты - ведьмак и мутант, носящийся по городу в компании таких же подростков-героев. - Они знают, что я кое-что умею, но я не говорил им про Мстителей. Они не переживут, если со мной что-то случится, а волновать их просто так я не хочу. Как-то так...

Он вяло закончил и неловко почесал загривок. Что тут скажешь? "Нет, Томми, ты должен, потому что она твоя семья"? Что-то ему подсказывало, что это прозвучит издевательски. Он боялся представить, что стало бы с его мамой, попади он в тюрьму или исчезни куда-нибудь. Ему приходилось писать родителям смс, когда он оставался на ночь у Тедди или ребят, чего уж говорить про длительное отсутствие.

Потом лишь до него дошло, что после побега Том так и не был ни разу дома. Он не просто пропал на несколько месяцев, он угодил в исправительное учреждение, где нам ним ставили опыты, а потом сбежал - и она даже не искала его? Билли замутило. Неудивительно, что братец сразу постарался замять тему, а он, как тот слон из посудной лавки, потоптался по ней. Молодец, Каплан, победитель в номинации "самый никчемный брат года".

– Потом как-нибудь, - сказал Томми, и у Билли духа не хватило портить аппетит брата дурацкими советами. Да и какое право он имел лезть в это? Он ведь даже не знал имени его матери. Тяжелый, темный взгляд брата обжег сильнее колдовского огня. Если бы он мог, он, наверное, поджег бы что-нибудь. Вероятно, самого Билли.

Повисла тишина. Брат тоже молчал и вертел в руках какой-то пакет. В закатном полумраке он походил на дикого волчонка: лохматые волосы, колючий взгляд, весь взъерошенный и напряженный, будто в него сейчас камни полетят. Попробуй достучаться до такой души. Билли закусил губу: он не знал, как вновь подступиться к брату. Когда Том не язвил и не выпендривался, он наглухо закрывался ото всех и даже в глазах не было никакого просвета, прямо как сейчас. Но ему и не пришлось. Сначала показалось, что он ослышался. Он даже нахмурился и качнул головой, словно и не веря в то, что услышал, а потом выдохнул полной грудью и потер глаза. В них будто песка насыпали.

- Я думал, ты никогда не спросишь... - расправив налившиеся тяжестью плечи, Билли второй раз за вечер искренне улыбнулся. Ему хотелось верить, что это тот самый шанс стать семьей. Тот самый шанс исправить что-то без колдовства. Быть может их и носило всю жизнь по разным морям, но в конце концов они вышли на один берег. - Ты ведь мне поможешь?

Отредактировано Billy Kaplan (2014-07-06 06:48:29)

+1

8

Шепард чувствует себя голым сейчас. Он открыт, не так как всегда. Уязвим, и опасен. Уильям умный мальчик. Те, кого зовут Уильям – должны быть смышлеными. Уильям знает, что оголенные провода не стоит трогать руками, для начала следует обесточить сеть.
Томми сам себя не узнает. Он всегда старается вызвать определенные эмоции в людях, показать, что все ему по плечу, и нет лимита совершенству. Совершенство это он. Не знающий границ и зарвавшийся, голодный до впечатлений. Но, сейчас он вдруг вспоминает, что он всего лишь пацан, волею случая получивший возможность стать кем-то еще. Когда было совсем хреново, вдруг протянутую руку он не смог уже укусить.
Ну, хватит жалеть себя. Томми смотрит на брата, и он впервые не напоминает себе насильно, кто этот человек для него, одаривает его усмешкой.
Разве у меня есть выбор?
Томми возвращает пакет на место, почти опрокидывая декоративную вазу с пластиковыми фруктами. Какой моветон, он обязательно намекнет об этом тому, кто занимался обустройством интерьера. Когда он снова опускается напротив Билли, не может отвести взгляд. Упорно, стараясь не моргать, прожигает в его переносице дыру. Боится, скорее всего, что когда их глаза встретятся, случится что-то ужасное. Взрыв и последующая воронка черной дыры, затягивающей в себя галактики. Билли может устроить такое. Томми не боится его.
Я в деле. – Томми потирает ладони, как заговорщик. Он вновь возвращается к своему обычному состоянию, прогоняя тоску ритмичным движением пальцев. Если бы в его руках была нить, он связал бы колыбель для кошки. – Слишком много вопросов без ответов.
Их история обязывает хотя бы разобраться в ней. Что будет дальше – дымчатая завеса будущего. У Томми нет возможности заглянуть за нее. Он не хочет спрашивать Билли. Для начала неплохо, очень неплохо.
Врачи говорят, что разговаривать полезно. Но они не уточняют, что именно стоит обсуждать. В следующий раз я приду подготовленным.
Томми на прощание роется в холодильнике, забирая последнее яблоко, и уходит в свою комнату, не попрощавшись с Капланом. Он весьма доволен собой, но, теперь чтоб уснуть, ему нужна долгая пробежка. Может, он встретит пару рассветов в другом конце земного шара, а может наведается к экзотическим птицам, которые не стеснены клетками. Томми не знает.

Отредактировано Tommy Shepherd (2014-07-06 01:36:35)

+1

9

Если бы в комнате внезапно оказался кто-то посторонний и деликатно покашлял в кулак, Билли сказал бы ему "спасибо". Он должен был смутиться, но не мог заставить себя перестать смотреть. Как вообще люди могут говорить, что они похожи? Сердце у Билли стучало где-то в горле под этим радиоактивным взглядом питона из сказки. Глаза у Томми были цвета сухой, но еще зеленой травы. Светлые, но ничуть не прозрачные, будто мутная вода в реке. Словно в старинном фонаре со стенками из зеленого, потертого стекла, зажгли свечу. Зеленый огонек Джея Гэтсби.

Момент разбился о тихий шорох ладоней. Билли вздрогнул и помотал головой, пытаясь стряхнуть наваждение, как воду: теперь он знал, что чувствуют люди под цыганским взглядом. Сколько они так просидели, пока Том не нарушил тишину? Слишком долго, чтобы не вспыхнуть до кончиков ушей. О чем ты думаешь, Каплан?

- Я... - ответить ему не дали. Говорил Том, как всегда, быстро, - он просто не умел растягивать слова или делать паузы, - а сбегал еще быстрее. Скрипнул стулом, глухо хлопнул дверью холодильника, бросил, как кость, ему надежду и снова стал полным неиссякаемой жизненной силой Скоростью. - Ну блин.

С уходом брата Билли позволил себе выдохнуть и сползти по стулу. Он и сам не знал, почему его настолько испугал взгляд Тома, безжалостный, прямой, выворачивающий наизнанку. Испугал и разжег желание найти в следующий раз те самые слова, которые он не нашел тем вечером. Он закрыл глаза и потер лицо ладонями. На улице по водосточной решетке проехался грузовик - Билли из кухни слышал, как загремел металл, - и вибрация отдалась в трубах под потолком и мойке. Слегка затрясло стекла приоткротого окна, и комната наполнилась запахом бензина и пыли. Билли поморщился и покосился на пожелтевшую газету, так и оставшуюся лежать на краю стола. Ванда улыбалась отстраненно, чуть вздернув подбородок и насмешливо щурив выцветшие зеленые глаза. Улыбнувшись в ответ, Билли понял, что ждать круглой даты, красивого числа или дождя в четверг совсем не обязательно.

Перед дверью в комнату Томми он замер, как перед кабинетом директора. Живот покалывало от призрачного страха, а холодная тревога вновь прошлась по загривку. Вздохнув, он все же постучал, не особо надеясь застать брата.

- Том, слушай... Спасибо. Что поговорил. И, - Билли вновь закусил губу, не зная, как вплести в предложение свой поток мыслей и эмоций. - Знаешь, у тебя есть семья ведь кроме мамы. Я рад, что мы встретились, ты ведь мой брат, - наконец-то произнеся эти слова, Билли почувствовал, как земля уходит из-под ног. Может быть, хоть что-то он сделает правильно. - В общем так. Спокойной ночи.

В кармане завибрировал телефон: Билли не нужно было смотреть на экран, чтобы знать: мама, или Тедди. В любом случае, его уже ждали дома. Подхватив школьную сумку и кардиган, повешанный сушиться на спинку стула после утреннего дождя, Билли шагнул в апрельский, залитый оранжево-фиолетовыми красками вечер. Жизнь казалась куда проще, чем она грозила вскоре стать.

Отредактировано Billy Kaplan (2014-07-06 06:51:10)

+1


Вы здесь » MARVEL: LOOK OUT! » White room » 10.04.2008 # May I never be perfect


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC