MARVEL: LOOK OUT!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MARVEL: LOOK OUT! » Once and never » 18.12.2009 # Registration, Reformation, Redemption


18.12.2009 # Registration, Reformation, Redemption

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Registration, Reformation, Redemption

Штаб-квартира Щ.И.Т.а (Геликарриер); 18 декабря 2009 года и далее
участники

Габриэль Джоунс, Робби Болдуин
http://s1.uploads.ru/JOGo5.png
Норман Озборн назначается руководителем Громовержцев. Как следствие — Громовержцев реформируют с целью создать команду, исключительно лояльную образовавшемуся режиму.
После предотвращения побега Робби Болдуин получает долгожданную свободу и перспективу работать вместе с Громовержцами. Агент Габриэль Джоунс получает подопечного и перспективу карьерного роста в дивном новом мире.
Словом, все остаются в выигрыше. Теоретически.

+1

2

Стамфорд, 612 жертв, включая самих молодых attention whores, спровоцировавших катастрофу. На последнего выжившего, конечно же, спускают всех собак. И все бы хорошо, но... Значит, как одной шайке-лейке разнести половину города - так ничего. Как тому же Старку из-за своего самодовольства не раз и не два подставлять шеи мирных граждан - тоже норм. Про всяких там особо вспыльчивых товарищей вроде Росомахи Мышка вообще старалась не думать, он как бы президента убить пытался, ничего? Все тихо, значит, копили в себе, молчали...И тут нашли мальчишку, оказавшегося достаточно невезучим, чтобы пережить все это, и понеслась...
Нет, Мебиус не защищала его, не считала невинной жертвой обстоятельств. О нет. Пацан виноват в полном отсутствии ответственности и дисциплины. Как и они все. Каждый мутант и супер-герой, каждый, знающий или умеющий больше остальных должен быть ответственен, он должен встречать последствия своих действий, должен думать о них. А не прятаться за масками, пожимая плечами и оправдываясь спасением мира.
Гражданские потери. Два слова обрели смысл, раскрылись кровавыми маками на карте мира именно тогда, когда появился порох, ТНТ, По со Стивеном Кингом и мутанты. И не важно, что хронология не выдерживает никакой критики.
Но ведь так удобнее? Не погибшая первоклашка с голубыми глазами и смешными косичками, очень любившая, когда папа называл ее Звездочкой. Не старшеклассник, тративший все свое время на уход за воспитавшей его бабушкой. Не мать маленькой девочки, оставившая ее на попечение отца-вора. Не имена, не лица, не глаза, которые потом будут смотреть на виновника всю его жизнь. А серые и аморфные - гражданские потери.
Гейб раздраженно хлопнула крышкой ноутбука, тяжело уставившись в пустое пространство перед своим столом. Выпала из действительности, как говорили. Мысленно кружа следом за своим воображением по разгромленному кабинету, одновременно обдумывала линию поведения и...Срывала злобу. На ситуацию в стране, на мутантов, на Щ.И.Т., на Хилл, которой давно пора завести пиар-менеджера или толкового консильери, раз уж она решила играть в Крестного отца, а заодно и на Уитмана, не пускавшего Гейб на полевые операции, но легко подсунувшего ей мальчишку для составления психологического профиля. Вот так и заботься о благе страны; высказывай легкие сомнения в логичности допуска нестабильного подростка к оперативной работе...А потом играй в Мэри Поппинс. С той разницей, что малышке Поппинс не приходилось держать в подплечной кобуре под курткой пистолет с транквилизатором. На всякий случай.
Джоунс скрипнула зубами, заставляя себя подняться. Надо было встретить пацана, нужно было быть профессиональной. Он виноват не больше их всех, вот и все. А еще - он билетик к оперативной работе. Если верить скупым намекам Волкодава, конечно.
Обвела взглядом каморку, понимая - сюда его вести нельзя. Да и это попахивает школьными драмами, когда виноватого ведут в кабинет к директрисе и дальше он радостно играет в бревно. Прихватив кружку, Гейб быстро вымелась из офиса. Огляделась по сторонам, прикидывая, по какому коридору вероятнее всего сплавят ей ее "подопечного" и двинулась в ту сторону. Завернув за угол и увидев подростка в сопровождении агентов, поняла - оказалась права. Как, в общем-то, и всегда.
Чуть притормозила, оценивающе оглядывая мальчишку. Если совсем уж честно, сквозь всю эту мораль и информационную травлю, Спидбол вызывал еще и интерес. Мысленно Гейб едва ли не закатила глаза от собственных же мыслей. 
- Привет, Роберт, я агент Джоунз. Но ты можешь звать меня Гейб, если тебе удобнее, - Как бы Мебиус не прикидывала, но все же решила попробовать начать с простоты. Потому коротко кивнула, коротко дернув уголком губ в улыбке. Решено, она будет дружелюбной. А там как лыжи поедут. - Дальше я сама, спасибо, агенты.
Формально мальчик уже больше не заключенный, ведь так? Значит, несмотря на всеобщую паранойю, он уже свободный молодой человек. А заодно и кандидат в новеньких и блестящих Громовержцев, чтоб их. Но скорее всего, привык к иному. К камере, к выстрелам в позвоночник при первой удобной возможности и прочим житейским прелестям. Значит, если Гейб хотела, чтобы он не мимикрировал под кактус на ее рабочем столе - нужно выбить Болдуина из его привычного состояния.
- Фамилия у тебя классная, - Отметила она, легко пожимая плечами. Ну а что? Актер-то, правда, клевый. - Я как раз за кофе, составишь компанию? - Кивнула в сторону другого конца коридора, взмахнув кружкой в руке. - Ты знаешь, почему и зачем ты здесь, кстати?
Облегчим всем задачу.

+5

3

Всё, о чём он мог, пока шёл по коридорам Щ.И.Т.а в сопровождении агентов — это об искуплении.
В меньшей степени — о мести. Мысль о том, как он стирает ублюдка Нитро с лица земли, поднимала его среди ночи, заставляя часами невидяще пялиться в потолок. В этом было нечто нездоровое, но вся его жизнь, в большей или меньшей степени, стала нездоровой после атаки. Или раньше — после Стэмфорда. 
Он всё ещё прихрамывал из-за выстрела, но костыли ему были не нужны. Он шёл по коридорам, размышляя об искуплении, о мести и о своей роли в Гражданской войне: ему предстояло стать символом, и он собирался сделать всё, чтобы соответствовать навязанному образу.
Люди по-прежнему его ненавидели, люди продолжат его ненавидеть. И он хотел бы, чтобы ему действительно было на это наплевать.
В конечном итоге, какая теперь разница? Его друзья мертвы, его родители отказались от него. Из конкретики жизнь перетекла в категорию бессмысленной абстракции. Все планы стали бессмысленно-абстрактными. Но он не мог позволить себе умереть раньше, чем сумеет реализовать единственную свою конкретную цель: добраться до глотки Нитро.
Он так увлёкся собственными мыслями, что вздрогнул, когда его окликнули.
Перед ним стояла женщина. Судя по лёгкости, с которой она отослала прочь его сопровождение — кто-то из вышестоящих.
И она ему улыбнулась. Сама мысль о том, что кто-то мог ему улыбнуться, была настолько дикой и странной, что он только озадаченно приподнял брови. Отвечать на улыбку не стал, не было настроения, да и не хотелось тревожить свежие раны на лице.
— Роберта Болдуина больше нет, агент Джоунз, — ровно сказал он. — Его застрелили. Неужели вы не смотрите новости?
Его самого поразило, с какой лёгкостью он это произнёс. Слова звучали правильно. Так, как было нужно.
— Мне всё равно, — продолжил он, отвечая на предложение составить компанию. — Мы можем говорить там, где вам удобно. Это ведь в наших с вами интересах. — Он всё ещё не улыбался, но позволил себе посмотреть Джоунз в глаза.
Красивая, конечно, и явно непростая.
Он досадливо нахмурился.
Он не собирался упираться, юлить и создавать проблемы. Идти навстречу и помогать он тоже не собирался. Его привела сюда цель, и он хотел приступить к её выполнению как можно скорее.

Отредактировано Robbie Baldwin (2014-07-01 22:44:00)

+5

4

Гейб не то чтобы была экспертом по части детей и подростков. Все ее познания здесь заканчивались на личном опыте, общежитейских представлениях и неделе изображения тренера команды чирлидеров (и не спрашивайте зачем). Но как-то привыкла к чему-то другому. Взгляду, мимике, поведению. Этому пацану было...сколько? Семнадцать, судя по досье? Но Мебиус дала бы гораздо больше. Она проводила взглядом агентов, сопроводивших сюда подростка. Чуть прищурилась, изучая развороты плеч, мимику, когда один из них обернулся, думая, что она уже больше не видит. И недовольно сморщила нос, увидев там неприязнь. Не то чтобы эта реакция не находила отклика и в ее душе, но...Это придется дополнительно включить в отчет и изучить. Если даже агенты Щ.И.Т.-а, все как один профессионалы а многие - и сами могут похвастаться не малым послужным списком убийств, ведут себя подобным образом, то в планировании операций нужно учитывать риск того, что если мальчишку узнают - агрессии и страха гражданского населения не миновать. Существенный риск. Впрочем...Он компенсируется проснувшейся в нем силой, если верить отчетам.
Гейб перевела взгляд на парня. Легко кивнула, покладисто соглашаясь с его желанием. Интересный ход психики все-таки. В стрессовых и травмирующих ситуациях, отягощенных ощущением вины за случившееся, некоторые люди добровольно "убивают" свою старую личность. Это можно было воспринимать как то, что Роберт отбросил себя прежнего? Или только думает, что отбросил?
- Хорошо, тогда как мне тебя называть? - Она сделала первый шаг в сторону комнаты отдыха, поведя рукой, предлагая ему следовать за собой. - В новостях много чего показывают, но не все и не всегда там правда, тебе так не кажется? Предпочитаю узнавать из первых рук. Как тебе тут у нас, кстати? Как по мне, так слишком официально.
Конечно же, он так сразу не поведется на ее легкий треп. Но ее это, кажется, совершенно не смущало и не расстраивало.
- Да, в наших с тобой. Ты это правильно отметил. Кстати, тебе уже обрисовали твои перспективы? Как они тебе? О, мы пришли. Святая святых, - Гейб смешливо фыркнула. Остановившись у одной из дверей, она толкнула ее и посторонилась, пропуская парня в аналог местной кухни. - Даже агентам нужно где-то питаться, - Она усмехнулась, заходя следом. Коротко кивнула присутствующим там, как ни в чем не бывало направляясь к автомату с кофе. Поставила кружку, щелкнула на "большой черный", вновь обернулась к Болдуину. - Что будешь? Кофе, чай, вода, кола?
Была в этом и еще одна цель. Некая имитация комнаты отдыха помимо кофе-машины и холодильника по умолчанию включала в себя людей. А Гейб хотела посмотреть на то, как ведет себя пацан, когда вокруг люди. Ситуация, наверняка, для него неуютная, но безопаснее всего это делать именно в Щ.И.Т.-е, как ни странно. Никто из агентов на него броситься, вроде, не должен. А если начнет шалить сам парень - здесь все умеют защищаться.

Отредактировано Gabriel Jones (2014-07-01 23:28:01)

+3

5

От взгляда Джоунз он невольно поёжился, но быстро взял себя в руки. К тому, что на него пялились (косились, окидывали презрительным взглядом, хмурились и морщились при виде него), он привык. Неожиданным и болезненным был переход от обожания, когда он был членом Новых Воинов, до ненависти, когда события обернулись так... как они обернулись.
Он почему-то думал, что после освобождения его просто прикончат, чтобы не мозолил глаза. Публичная казнь могла бы сыграть на руку в завоевании симпатий обычных людей, но обернулась бы катастрофой в хлипком мире со сверхлюдьми.
Похоже, Старк, Хилл и Озборн и впрямь решили сделать ход конём, заманивая сверхлюдей к себе не угрозами, но положительным примером.
Он не боялся смерти. По большому счёту, он уже ничего не боялся, только тревожился, что смерть шестисот двенадцати человек останется неотомщённой.
Джоунз пошла дальше по коридору, оставив незащищённой спину. Опрометчиво и странно: в первую секунду он даже растерялся, и только после этого проследовал за ней.
Или Джоунз была абсолютно уверена в нём, или — в себе.
— Мученик, — коротко ответил он, проигнорировав другие вопросы.
Как ему тут? Лучше, чем в федеральной тюрьме, где его увечили каждый день при молчаливом согласии охраны, и лучше, чем в тюрьме для сверхлюдей, которая сама по себе создавала все условия для совершения самоубийства (или подписания Акта).
Много хуже, чем дома или с бывшими друзьями. Но это не имело значения.
Он оставил все комментарии при себе.
Они дошли до кухни. За столами сидели несколько человек в форме Щ.И.Т.а, и ему это не понравилось. Сбило с толку: они ведь собирались решать свои вопросы? Взгляды всех присутствующих мгновенно уперлись в него.
Следовало бы проигнорировать, как он делал всегда. Джоунз стояла к нему вполоборота и выглядела так, словно её полностью увлекла кофемашина, так что он позволил себе ребячество — оскалился на одного из агентов, который сидел за столом над пластиковым контейнером с салатом. 
Он знал, что это выглядело жутко, хотя бы потому, что обветренные губы тотчас же растрескались, и реагируя на боль, по пальцам стрельнуло энергией. Он сжал пальцы в кулаки и убрал руки за спину.
Но действие возымело эффект: агент подавил брезгливую гримаску и отвернулся. Отвернулись и все остальные, зато теперь на него смотрела Джоунз.
— Воды, — сухо сказал он, потрогав языком нижнюю губу. Рот наполнился дурным привкусом крови. — Вы уверены, что нам стоит говорить здесь? — Он сделал паузу и заговорил негромко: — Послушайте, агент Джоунз, давайте не будем усложнять жизнь друг другу? Вы быстренько протестируете меня на всякие там реакции — вас же за этим ко мне приставили, — и мы разойдёмся. Каждый займётся действительно нужным делом. А?

+3

6

Мученик? Гейб чуть приподняла брови, вежливо улыбнувшись. Вот оно, значит как. Шестьсот двенадцать людей умерли, а он мучается? Уголки губ чуть дернулись, но улыбка словно старый негатив, будто прикипела к лицу. Мебиус лет с пятнадцати приучилась держать ее, не позволяя мыслям отражаться на лице. Такая выдержка воровке жизненно необходима. Пальцы, сжимавшиеся на ручке кружки чуть расслабились, когда она оглянулась через плечо на его короткое замешательство.
- Договорились. А что на счет имени? Или ты не планируешь возвращаться в обычную жизнь никогда?
Отвечал выборочно либо на самые важные, либо на максимально нейтральные и ниочемные вопросы, явно не собираясь облегчать Джоунз работу. Впрочем, его замешательство тоже можно было понять. Она то многое знала о нем, а он о ней - ничего. Особенно о том, что методами Мебиус славилась странными, а иногда и вообще, казалось, вела себя как пятнадцатилетка без цели в жизни.
Гейб на недоверие и скептицизм внимание не обращала, кажется, полностью увлеченная своей следующей дозой кофеина, а небольшой сценой, разворачивающейся за ее плечами. Однако же на деле была полностью ею поглощена, пока мальчишка думает, что ей ровным счетом плевать на происходящее, в отличие от остальных агентов. Наблюдала, скосив взгляд в сторону. И пока добавляла сахар в черный крепкий кофе, и когда губы Роберта расползлись у в жутковатой кровавой ухмылочке, опять превращая израненную кожу в месиво. Гейб развернулась, прислоняясь поясницей к кухонной столешнице. Вновь смотрела прямо, с интересом. Загнанности и забитости она в его поведении не видела; не было их и во взгляде. Впрочем, вроде бы, и агрессии. Небольшая показуха, чтобы от него отстали, возможно? Что-то вроде "хотите монстра - получите"?
То, как он завел руки за спину, от Мебиус тоже не укрылось. Она чуть склонила голову на бок, чувствуя, как в душе поднимает голову интерес. На брезгливо отвернувшегося агента она посмотрела молча и внимательно. Как всегда мечтала, глядя по молодости разные детективные фильмы. Надо отдать должное ее работе - она раскрыла не только множество возможностей для фантастической самореализации, но и глубину талантов Мышки. Она воспринимала это работу как шанс. Возможно, стоило в первую очередь узнать, как воспринимает это Болдуин. И надеяться, что ее интерпретация «широких полномочий», которыми она была наделена во имя Уитмана и Хилл, покажется этим двум занудам разумной потом. А то начнут придираться, мол, не по уста-аву, не по пра-авилам. Пф.
- Нет, говорить мы здесь не будем, - Невозмутимо отозвалась, кивая в ответ на его просьбу. Вытащив из стопки один пластиковый стаканчик, наполнила его водой из кулера и передала ему. - Но почему ты думаешь, что я уже не провожу тесты? Если ты предпочитаешь что-то более консервативное вроде теста Роршаха, то если ты хочешь - можем пройти в мой кабинет и приступить к нему. Или же я могу показать тебе здесь что-нибудь, если ты попросишь, и по пути мы просто поговорим. Я хотела бы, чтобы ты выбрал сам наиболее комфортный тебе способ общения, Мученик.
По пути к Роберту, а заодно и выходу из кафетерия, она дернула из картонной коробки одну плотную бумажную салфетку. Свернув ее вдвое, чтобы бумага не так быстро пропиталась кровью, протянула ее пацану и замерла, ожидая его решения. Опять же, ему давно не давали свободы выбора, думала она. В таких травмирующих ситуациях даже взрослые со временем теряли понятие о том, что делать с этой самой..."свободой". В разумных рамках, конечно.

Отредактировано Gabriel Jones (2014-07-02 17:03:49)

+3

7

«Обычную жизнь»? Он едва удержался, чтобы не скривиться в озадаченной гримасе. Игра, которую Джоунз затеяла, была ему совершенно непонятна. Чего она хочет? Развести его на откровенность? Довести до точки кипения?
Она наверняка была в курсе всей его подноготной. Дженнифер наверняка передала ей все данные, которые скопились у неё после их многочисленных бесед. Он полагал, что всё это — пустая формальность, но теперь ему начало казаться, что Джоунз преследовала иную цель.
Ему это не понравилось. Пожалуй, следовало присмотреться к ней повнимательнее: за внешностью хорошенькой тренированной карьеристки из Щ.И.Т.а могло скрываться нечто совершенно неожиданное.
— Это и есть моё имя, — сказал он, постаравшись интонацией поставить точку в этом вопросе. Чем быстрее он забудет о Робби Болдуине и о Спидболле, тем будет лучше для него же. Чем быстрее Джоунз поймёт, тем быстрее они закончат. — Что мертво, то мертво, агент. С того света не возвращаются. А если и возвращается, то как в «Кладбище домашних животных». Вы бы точно не хотели встретиться с Робби Болдуином, который вернётся с того света.
Он внимательно посмотрел на Джоунз. Она передала ему стаканчик с водой, и он взял его, неожиданно осознав, насколько сильно хотел пить. В последнее время нужды собственного тела отступили для него на последний план, он если и старался концентрироваться на чём-то, то только на боли — она давала ему силу.
Остаточная синеватая энергия уже сошла с пальцев. Если Джоунз и заметила это, то не подала вида — выдержка у неё, должно быть, была на высоте. Немудрено. Иначе ей не поручили бы возиться с Мучеником.
Пока он пил, Джоунз продолжала говорить, а он старательно раздумывал над ответом, и продолжал думать, когда Джоунз повела его к выходу (к значительному его облегчению: чужие взгляды практически прожигали ему спину). Краткой демонстрации сумасшествия оказалось недостаточно.
Он замер как вкопанный, когда Джоунз вдруг протянула ему салфетку. Этот жест привёл его в полнейшее замешательство, и он растерянно принял салфетку из её пальцев, старательно проследив, чтобы не коснуться случайно чужой руки.
Ни за что на свете он не поверил бы, что это было предложение дружбы. Сотрудничества, может быть, или жалости. Он не хотел дружбы и не хотел, чтобы его жалели.
Он скомкал салфетку и бросил её в урну, так и не стерев с губ кровь, после чего взглянул своей собеседнице в лицо.
— Нет нужды притворяться, агент. Улыбаться и делать вид, что я вам приятен. Я прекрасно отдаю себе отчёт в том, кто я такой. Зачем я здесь? — спросил он, вдруг вернувшись к началу их беседы. — Зачем я по-вашему здесь? Щ.И.Т. хочет помочь мне? Мне не нужна помощь. Вы хотите, чтобы я помог вам? Я могу это сделать. Чувствую ли я вину? Да. Готов ли я её искупить? Да. Опасен ли я? Не меньше и не больше, чем другие работающие на вас супергерои.

Отредактировано Robbie Baldwin (2014-07-02 18:01:44)

+4


Вы здесь » MARVEL: LOOK OUT! » Once and never » 18.12.2009 # Registration, Reformation, Redemption


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC