MARVEL: LOOK OUT!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MARVEL: LOOK OUT! » Grey room » 24.05. # fiddling while Rome is burning


24.05. # fiddling while Rome is burning

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

fiddling while Rome is burning

Пируйте же, пока еще мы тут!
Увы, наш круг час от часу редеет;
Кто в гробе спит, кто, дальный, сиротеет;
Судьба глядит, мы вянем; дни бегут...
– ©

глубокая ночь 23-го мая – раннее утро 24-го числа,
James Barnes, Tony Stark

http://s1.uploads.ru/JOGo5.png
Ночная беседа, когда на чужой территории – свояк и чужак – дома.
За здравие и за упокой.

+2

2

Ступеней было слишком много. Периодически они утраивались или удваивались, пока Старк прокладывал себе путь на лестничную площадку, спасибо классическому иллюзорному эффекту отсутствия или присутствия, вызванному н-ным роксом «Джек Дэниелса»; после того, как бизнесмен выложил на барную стойку несколько крупных купюр, о том, хватит ему или нет, бармен уже постояльца не спрашивал.

После нескольких месяцев воздержания алкоголь ударил в голову сразу, как двести двадцать тысячью иголок входят под кожу при гротексном падении электроприбора в наполненную ванную, и Тони почувствовал, как внутри что-то предупреждающе заворочилось и заскреблось, пытаясь заверещать о том, что всё это неправильно и ни к чему хорошему не приведет, но после третьего стакана механик пришел к выводу, что пути лучше он выбрать не мог; все ошибки, кажется, ему было суждено совершать на трезвую голову. Зато оказавшись в компании старого друга Джека он, наконец, хоть на пару часов перестал беспокоиться о том, не стоит ли кто-нибудь у него за спиной, в тени одного из антикварных шкафов местного паба, чтобы всадить нож точнехонько между лопаток. Старк чувствовал, что после месяцев отчужденности ото всего, что было ему небезразлично, он заслужил то, чтобы хоть на время получить свою голову, как надежное прибежище, обратно.

В висках стучала кровь нарастающей головной болью под ритм ухающего сердца, но Тони помнил наставления Пеппер о том, как плохо запивать лекарства всем, что имеет градус выше одного процента; Старк решил, что обойдется без таблеток.

Он не знал, что привело его сюда. После того, как он оформил эту жилплощадь на один из левых филиалов компании, Энтони не был здесь ни разу. Даже ключи передавал Джеймсу почтой. Потому что не нужны были лишние личные встречи, да и оба были заняты до состояния реальности в виде застрявшей кости поперек горла: Фьюри, слетевший с катушек конгресс, трясущий кипой бумажек, уже успевших обагриться чужой кровью. Периодические слайды, как на проекторе, с надгробием Голиафа на одном из кладбищ неподалеку от Манхеттена.

Добравшись до лестничной площадки перед милой дверью, по которой и не скажешь, что за ней живет бывший террорист мирового масштаба, Старк расфокусированным взглядом одарил почти антикварный дверной звонок и, проигнорировав чудо техники в виде установленного рядом домофона с  приветливо светящимся цветом индиго дисплеем, вдавил кнопку в разваливающийся светлый коробок. Тот звучал достаточно долго, чтобы дверь распахнулась в результате резко и настежь так, что ночной посетитель почти с размаху налетел на хозяина квартиры.

– Тише, парень! – удерживаясь на ногах, Старк вцепился в чужое плечо, чуть шипя, когда дверной порожек помешал тщательно продуманному движению вперед и только вперед, и, восстанавливая равновесие, невольно топнул каблуком туфли по гладкому паркету. Ладонь сжала плечо Барнса сильнее. – Ты не можешь проявить уважение? Быть чуть-чуть нежнее? – Тони качнулся назад, отступая к косяку и восстанавливая дистанцию между телами. Прищурившись, привыкая к темноте, взглянул на Джеймса, и сбился почти на бормотание,  устало прикрывая глаза: – По крайней мере в те моменты, когда у меня проблемы… с гравитацией. Чуть-чуть. Чисто символически.

+2

3

Почему-то подразумевалось, что Старк будет забрасывать сообщениями со всякими шуточками и странными сообщениями. Но вот уже несколько недель он глухо молчал. Не то, чтобы Джеймс беспокоился. Было странно-непривычно. За пару месяцев работы на Фьюри, за пару месяцев близкого общения с Тони – он как-то привык, что тот.. ну.. реагирует. Старк любил реагировать по-разному. Не собравший себя до конца Барнс так и не привык к некоторым его выпадам. А потому его собственная реакция на поведение гения была порой однобокой и весьма пресной.

Одна единственная мысль никак не давала покоя. Знание, что пришло вместе с остальной памятью. Кошмары, которые доставали Барнса, были разнообразными, но один повторялся чаще всего. И даже не что-то про Стива. И даже не абстрактный набор кровавых кадров. Одно четко выполненное задание – когда-то в прошлом. Джеймс помнил его с ужасающей ясностью. И чем чаще вспоминал про это при Тони – тем паршивее становилось. Вернувшиеся эмоции, восстанавливающиеся медленно, но неотвратимо, с каждым разом резали всё сильнее.

Старк будто чувствовал, что этот день – самый неподходящий. Еле успев натянуть толстовку с эмблемой – кто бы мог подумать – Старк Интернешнал, Джей под горло увел «молнию» и, стягивая капюшон, устало и довольно медленно пошел открывать дверь. Квартира, которую относительно недавно предоставил ему Тони после того, как Барнс практически поселился в Башне, не отличалась, как ни странно, какими-то инновационными.. ээ.. технологиями. Энтони, сколь бы часто не подначивал отставшего слегка от времени Джеймса, умудрился не напичкать жильё всем, чем только можно было. И солдат привыкал постепенно, мягкими толчками.

- Нежнее чем что? Или кто? – ввалившийся в квартиру Старк был скажем так сюрпризом не очень внезапным. Чего-то такого от него вполне можно было ожидать. Но вот ударный запах алкоголя Барнсу не понравился. Фыркнув, он втащил Тони внутрь, прислонил его к стеночке и, убедившись, что тот стоит ровно и сам, запер дверь. Безопасность, безопасность и еще раз безопасность. Здравствуйте, я ваша паранойя. – У тебя проблемы, - подвел он общие итоги, сложив руки на груди.

Из кухни, клацая когтями по дорогому наверняка паркету, присобачил щенок, выросший не в такого уж большого, но нахального, смышленого и доставучего пса. Благо, пока Барнс отсутствовал, его подкармливала старушка-соседка, которую кто-то из людей Хилл проверил и перепроверил. А потом её перепроверил на десять раз Фьюри. И, конечно, сам Барнс. Пёс её любил. Пса звали Баки. Джеймсу казалось, что это смешно. Свою прежнюю кличку он как-то плавно разлюбил.

Пока Старк, шатаясь, забредал вглубь квартиры и усаживался на диван, Джеймс послушно шел следом, буравя спину друга тяжелым взглядом. Та самая мысль никак не шла из головы. Задумчиво потерев переносицу непривычной левой рукой, Барнс вдохнул поглубже.
- Тони, послушай.. нам надо поговорить.

+2

4

Окружающий мир казался обезумевшим зверем с садистскими наклонностями и явным отсутствием тяги к вегетарианству; когда Джеймс перенаправил его от дверного проёма к стене и Тони пытался крепко вцепиться в плечо того для собственного душевного спокойствия и лишнего градуса равновесия, Старку казалось, что к отштукатуренной поверхности его припечатали с силой Халка, у которого перетаскали все печенья. Учёный тихо охнул, потом, выдержав паузу, застонал, спрятав лицо в ладонях. К горлу подбирался комой, неприятно отдающий кислотой. Осознание от двух фактов – первого, что он давно не пил, и второго, что сейчас заметно перебрал – обострилось до нового уровня.

В ответ на вопросы Джеймса со стороны инженера раздалось лишь неопределенное бормотание. Дожидаться пока Барнс закроет дверь – как и в принципе беспокоиться о последнем факторе – Старк не собирался, поэтому, подняв затуманенный осоловелый взгляд и глянув в сторону узкого коридора, учёный отлепился от стены и двинулся вглубь помещения. Холл, казалось, никогда не закончится.

Первая мысль, которая дотянулась до сознания после того, как Старк упал (если не сказать менее литературно – «плюхнулся» или «развалился») в гостиной Джеймса, была той, что диван был очень мягкий. Чувствуя, как гудит голова, Тони с трудом фокусировал взгляд на почти плюшевой мебельной обивке, заходящейся время от времени о разноцветными кругами. Учёный пристроил предплечье на подлокотнике, переводя дух после длинного и напряженного путешествия от порога чужой квартиры, и только после этого поднял взгляд на Барнса, кличущего его по имени.

Как только Джеймс произнес фразу, на душеньку Старка, по чью хваленую частенько в последнее время приходили или прийти жаждали, свалился огромный валун. Как-никак, предчувствие. Только благодаря количеству выпитого весь ужас ситуации, когда Барнс заявлял желание с ним о чём-нибудь поговорить,  Тони оценить оказался не в состоянии.

Уперев локоть в мягкую поверхность и поддерживая тем самым скудное равновесие, Старк задумчиво склонил голову, глядя на Джеймса, неторопливо облизнул обветренные растрескавшиеся губы. Взгляд натолкнулся на чужой, и будь Тони чуть более трезв, то, вероятно, вздрогнул бы от сквозящей чужой серьезности. Сознание накрыла пелена меланхолии напополам с тупым, приглушенным выпивкой любопытством. Пожалуй, за это состояние Старк и любит «Джек Дэниелс». Тревожные мысли ушли или, по крайней мере, забились в дальний угол подсознания, и обещали не напоминать о себе по крайней мере до следующего утра, когда Тони начнет страдать от тяжкой головной боли. Но отныне для Старка существовало только здесь и сейчас:
– Валяй, Барнс,  – ответ вышел резче, чем Тони хотелось бы, но голос не слушался; не головы и рациональности – совершенно точно. Локоть начал сползать с подлокотника и, прочистив горло, Старк подтянулся, стараясь держать себя в руках: – Неужели наступил этот знаменательный день.

0


Вы здесь » MARVEL: LOOK OUT! » Grey room » 24.05. # fiddling while Rome is burning


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC