MARVEL: LOOK OUT!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MARVEL: LOOK OUT! » Mine line » 19.05 # reflection


19.05 # reflection

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

reflection

enthusiasts:
Laura Kinney, Helga König, Herbert Dyce
appearance:
San Francisco, CA | 19.05, 19:36 +
(S.H.I.E.L.D. labs)

У Лауры Кинни есть давно наболевшая заноза, попортившая ей литры крови и из-за которой были пущены галлоны крови чужой – триггер. Заноза, которую перевязать бинтом и забыть о ней не получается, как и подцепить пинцетом. Или, вероятно, получится? Как бы это ни прозвучало касательно Икс-23, но, находящаяся в отчаянии, Лаура отправляется к талантливой учёной Хельге Кёниг получить ответы на терзающие Кинни вопросы с вполне дружелюбными помыслами. Только будут ли ей рады настолько же, насколько Лаура пытается любить людей сама?

Положение дел: Лаура Кинни пробирается в Щ.И.Т. нелегально, но благополучно добирается до кабинета-лаборатории Хельги Кёниг, где и разворачиваются события.
Очередность: Лаура Кинни и Хельга Кёниг могут решить кто начинает первым, Герберт Дайс вступит в действие через круг-два круга в зависимости от расклада.
Цель первая: узнать о триггере Лауры Кинни больше и не привлекая внимания охраны, вернувшейся с обеда после того, как Иск-23 скрылась за стеклянными дверьми лаборатории.
Важно помнить: ГеймМастер всегда где-то рядом, будет следить за развитием событий и вмешиваться хаотично и беспорядочно, когда посчитает нужным. Возможно – раз за квест, вероятнее – после каждого круга и действовать по принципу "сделай гадость ближним своим", вынуждая игроков адаптироваться к окружающей среде.

ОБСУЖДЕНИЕ КВЕСТА ВЕДЁТСЯ ЗДЕСЬ

+2

2

Ползти по вентиляционным трубам никогда не было ее любимым развлечением, однако выяснилось, что иного способа подступиться к этому зданию не было. Попасть внутрь, никого не убив, оказалось задачкой не из легких. Можно было бы пройти с группой юных дарований, толпящихся у входа в ожидании экскурсии, но чертовы металлоискатели обычно слишком бурно реагировали на адамантий. А в свете последних событий, демонстрировать прилюдно когти – было не лучшей затеей. Шуму было бы.

О том, что это не просто фармацевтическая компания в узких кругах знали все. Выйти на лабораторию, активно изучающую генетику в целом и особенности мутантов частности, было несложно – Реми в состоянии добыть любую информацию. Сейчас Лауру интересовал лишь один из ученых. Точнее одна. Хельга Кениг, если она хоть на десятую часть оправдывала то, что о ней говорят, то она вполне в состоянии ей помочь. Было бы обидно ошибиться.

Интересно, помнила ли ее фрау Кениг. Потому что Лаура ее – очень хорошо. Одна из тех, кто участвовал в разработке триггера. Девушка почувствовала, как от ярости напряглись кулаки, а тонкую кожу вот-вот готова прорезать сталь. Убивать женщину она не планировала. Хотела бы быть может еще какое-то время назад, возможно хотела и сейчас, но желание начать новую жизнь было сильнее, желания отомстить. Им всем. Всем причастным к тому, во что они превратили ее. Однако и церемониться с ней Икс не собиралась. Она пришла за крайне нужной ей вещью и планировала получить ее любой ценой. К счастью или к сожалению, у нее были для этого все средства. В конце концов, технике ведения допроса ее тоже обучали. Хотя обычно до этого не доходило, хватало пары выпущенных когтей.

Ей нужен был антидот. Если он вообще существовал, и была хоть какая-то возможность его получить, Лаура собиралась завладеть им любой ценой. Жить в вечном страхе из-за триггера, срывавшего ее с катушек, было невыносимо. Кто знает, что взбредет в голову ГИДРЕ вновь. В том, что она для них, несмотря ни на что, ценный экземпляр, который стоило бы держать под контролем, девушка не сомневалась, а значит, необходимо было обезопасить себя со всех сторон.

Кинни проползла еще пару метров и, выглянув в решетку, обнаружила, что кабинет внизу абсолютно пуст. По ее прикидкам он был как раз рядом с лабораторией Хельги. Ну что ж, в гости принято ходить все же через дверь, а потому не стоило забывать о правилах приличия и пугать ученую в первую же минуту. Выбив решетку, девушка выбралась из вентиляции и, накинув, чтобы не привлекать внимание, белый халат, лежащий на стуле,  выскользнула в коридор.

Нужная  дверь оказалась действительно недалеко. Постучав, Лаура распахнула дверь и прошла внутрь, не дожидаясь разрешения женщины. Аккуратно прикрыла дверь и повернула ключ, торчащий из замка. Хельга Кениг, нужно отдать ей должное, не стала поднимать шумиху да и выглядела довольно спокойно. Икс втянула носом воздух. От нее не пахло страхом, скорее легким удивлением и заинтересованностью. Тянуть кота за хвост и прочие части тела Лаура не умела, поэтому всегда переходила к сути дела сухим, даже прохладным тоном.

- Фрау Кениг, я хочу с вами поговорить. Меня зовут Лаура Кинни, хотя, скорее всего, вы меня знаете как Икс-23.  Вы помните триггер, который разрабатывали несколько лет назад, чтобы держать меня под контролем? Мне нужен антидот.

+3

3

Очередной образец, добытый Джей-Ти и ее веселым напарником где-то в Никарагуа, оказался бесполезным мусором. Не буквально, конечно, способность абсорбировать органическую материю крайне интересна, но лично Хельге не было от нее совершенно никакого толку. Впрочем, материал был ценный и интересный, на досуге с ним можно было поработать. Кёниг отложила образец в хранилище, клятвенно пообещав себе изучить его подробнее в ближайшее время, и тут же забыла о нем.
На самом деле редкий материал не уходил сразу же в «отстойник» до лучших времен. В основном все они превращались в расходный материал для более серьезной работы – блокатора гена «Икс», о котором так мечтал Уитман. Часть же Хельга тратила на эксперимент совершенно противоположный: выделение гена из состава ДНК и внедрение в другую, с положительным результатом. Разумеется, в первую очередь Фройлен Фауст работала с СРЧ, как она его назвала – стимулятором регенерации человека. Теоретически вовсе не обязательно было извлекать из образца ген и внедрять в другой, нужно было только принцип работы гена, и тогда синтезировать вещество с аналогичными свойствами было бы не так уж сложно. Проблема заключалась в другом – у нее не было необходимого материала для изучения. Все, что находили агенты Щ.И.Т.а, оказывалось либо совершенно не связано со скоростью метаболизма, влияющей на регенерацию, либо слишком слабым. Ни одного достаточно сильного гена, лишь слабая копия.
В такие моменты Кёниг вспоминала Крида. Это сейчас она знала о нем едва ли не всю доступную и часть недоступной информации, но тогда, пять лет назад, кто бы мог подумать, что мутант, натолкнувший ее на мысль поломать голову над загадкой регенеративных способностей организма, может оказаться ключом к разгадке?
Легкий щелчок закрывшейся двери отвлек ее от размышлений.
- Джеймс, если это снова Вы и Ваше неуемное любопытство, то я не поленюсь затребовать официальный запрос на запрет нахождения Вас в лаборатории, если только Вам, конечно, не оторвало руку или кошка не съела Ваш язык, - Хельга уже приготовилась к яростному отпору и мирным, но очень шумным, протестам, однако на этот раз поговорка, видимо, действительно имела все основания быть пусть и самой невероятной, но правдой. Так долго Джеймс не молчала еще никогда. Хельга подняла глаза и прищурилась, невольно отступив на шаг. – Здравствуй, Гретхен. А ты выросла.
Она знала, что рано или поздно этот день настанет. Икс-23, любимое детище ГИДРЫ, уничтожила едва ли не всех, кто участвовал тогда в эксперименте, а те, кто каким-либо образом избежал этой участи, прятались – и правильно делали.
Хельга помнила, как увидела ее в первый раз – одну в белой комнате, навевающей стойкие ассоциации с палатой для душевнобольных в какой-нибудь закрытой лечебнице. Ей казалось, что она совершенно отчетливо чувствует запах хлора и хозяйственного мыла, а серьезная девочка-подросток за стеклом деловито кромсала собственное предплечье. Хельга тогда еще едва не вломилась внутрь, но Райс был совершенно не обеспокоен – более того, он выглядел до крайности довольным и вскоре объяснил, почему. Со временем Хельга привыкла к странностям в поведении своей в каком-то роде подопечной, и про себя называла ее Гретхен. Почему именно Гретхен, она не могла объяснить даже себе.
Сейчас Икс-23 вытянулась, превратилась из сжатого в пружину подростка с рваной грацией звереныша в молодую девушку с чуть смугловатой кожей и рысьими глазами. Ее диковатая красота была красотой функциональности, напрочь лишенной фальшивой мишуры уловок – сила, скорость и слаженность движений, ни одного лишнего жеста, ни одного неловкого шага. Любой, кто знал доктора Кинни, сразу заметил бы сходство, если только не обращать внимания на то, что Сара большую часть времени была словно чем-то опечалена, лицо же Гретхен было мрачным и хмурым, как осеннее небо перед грозой.
Голос оказался под стать манере разговора – негромкий, четкий и не слишком богатый интонациями. Только дело, только факты, без лишних слов и расшаркиваний. Видимо, в отличие от самой Кёниг, даром дипломата, с небрежной ловкостью пробирающегося через хитросплетения чужих слов, Гретхен не обладала.
- Вот, значит, как… Антидот против триггера, - задумчиво повторила Фройлен Фауст, одновременно прикидывая, насколько далеко до кнопки вызова охраны. Это в корне меняло дело, по крайней мере, вряд ли Икс-23 станет убивать ее прямо здесь, раз ей нужны от Хельги вовсе не кишки на кафеле. – Я думала, ты первым делом убьешь меня. Впрочем, это сейчас неважно. Если тебе нужен антидот, то я тебе помогу, но при одном условии: формула в обмен на пару кубиков твоей бесценной крови.
С какой-то стороны это было даже интересно – смотреть в глаза своей потенциальной смерти и пытаться не только выйти сухой из воды, но и по возможности извлечь из этого пользу для себя. Не то, чтобы Хельга желала Гретхен зла, как сейчас, так и тогда, когда по приказу Райса работала над новой формулой для триггера, но у нее тоже было нечто, за что она готова была пожертвовать чем угодно. И если потребуется, Хельга будет обманывать, предавать, вонзать кинжалы в чужие спины и сыпать яд в вино, чтобы добиться своего.

Отредактировано Helga König (2014-07-16 20:24:10)

+3

4

Фрау Кениг называла ее Гретхен.  Лаура недоуменно приподняла брови, но быстро заставила себя выбросить это из головы. В отличие от всех остальных ученых, работавших над ней, к ней у Икс не было неприязни. Возможно, дело было  в том, что за все время работы Хельга ни разу не позволила себе грубость. Несмотря на то, что по сути они практически не общались, да и в непосредственной близости от нее женщина была не более раза-двух, Кинни бы охарактеризовала свое отношение к ней как мм…положительное, насколько это вообще возможно. Откровенно говоря, там было вообще не так много людей, смотревших на нее как на человека, ребенка, а не как на забавную и очень полезную игрушку.

Девушка надеялась, что ученой хватит ума и сообразительности не поднимать тревогу. Любая попытка дотянуться до кнопки вызова охраны будет пресечена: Лаура быстрее, сильнее и ловчее. И тогда у нее нет гарантий, что у фрау останутся невредимы все пальцы.

К счастью, пока совершать глупостей Хельга не собиралась, она предлагала ей обмен. Пока она говорила, девушка следила за выражением ее лица, пытаясь понять, не обманывают ли ее. Судя по голосу и тону, Кениг в большой степени была уверена в том, что сможет достать или вывести антидот, и была слишком спокойна для человека, пытающегося вешать лапшу на уши, оттягивая время и лихорадочно соображая, как выбраться из здания живым. 

Фройлен Фауст определенно начинала нравиться Икс своей выдержкой. Икс видела мужчин, которые при одном взгляде на ее когти впадали в предобморочное состояние.

Правда, было одно «но». Огромное такое, сбивавшее все планы Лауры. Делиться образцами своей крови она не собиралась более ни с кем. По крайней мере, не добровольно. Фрау Кениг снова работала на правительственную организацию, а все правительственные организации, пусть даже те, которые выступают за мир во всем мире, движимы одной единственной целью – получить власть. Она одна натворила столько кошмара, а что будет, если кому-то удастся возобновить проект и вывести еще десяток?
- Зачем?

Лаура не хотела иметь более дел с учеными, особенно в качестве подопытного кролика. Исследования мутантов? Отлично, только без нее. С нее исследований хватило. Вся сознательная жизнь, проведенная в лаборатории, не располагала к тому, чтобы с радостью отдать себя в руки Хельге, даже если у нее самые благие намерения. Откровенно говоря, Кинни боялась. Ей не хотелось признаваться в этом даже себе, но страх перед прежней жизнью заставлял ее держаться подальше от людей в белых халатах с огоньком нечеловеческого энтузиазма и жаждой новых открытий в глазах. Фрау Кениг относилась именно к таким.

+2

5

Если у Хельги и были достоинства, приобретенные с опытом, то первым из них было умение не действовать опрометчиво.
Сложно не усвоить такую простую истину, когда каждый день ходишь по лезвию в попытках достичь того, чего хочешь, и при этом остаться в живых - хотя бы в живых. Впрочем, бывали в ее практике и случаи, когда смерть была лучшим вариантом для тех, кто желал сохранить рассудок, но к несчастью для окружающих, психическое здоровье ее волновало куда меньше, чем вопрос выживания. Кёниг научилась подстраиваться под обстоятельства, использовать их в своих целях, потому что как бы ни усложнились правила, суть игры на протяжении многих веков оставалась неизменной: убей или умри. Сейчас на смену простому лишению жизни пришли другие явления - безработица, банкротство, крах репутации, потеря смысла существования. Эти явления вполне удачно заменяли смерть физическую смертью духовной, а она тоже хорошо подходила, чтобы отвоевать место под солнцем и ухватить кусок пирога пожирнее.
А еще у Хельги было странное предчувствие, какая-то беспокоящая мысль, которая в конце концов оформилась во вполне конкретную взаимосвязь между знакомыми фактами и логическими выводами. Насколько она знала, исходный образец, который послужил прототипом для создания Икс-23, хоть и не обладал телепатическими возможностями, но ложь нюхом чуял, причем совершенно не в переносном смысле. На самом деле, многие факторы могли указать на то, что человек лжет, от микровыражений и учащенного сердцебиения до изменения запаха, организм сам себя выдавал, пытаясь сделать то, что было для него неестественно. А это значит, что никакими словами о благе для человечества, о мировом значении панацеи от всех болезней и возможности восстановления поврежденных функций организма отделаться не удастся.
Хельга не считала, что в истинной причине есть нечто зазорное, что-то, чего ей стоило стыдиться, но вместе с тем же самым это было слишком личным, слишком интимным, чтобы выставлять его напоказ. И если бы она не знала, что иначе тот единственный шанс, который вдруг оказался у нее почти в руках, исчезнет, попутно сломав парочку дорогостоящих приборов, а то и разнеся всю лабораторию в крошево, она бы попыталась скрывать истинную причину своей заинтересованности в результатах исследования до последнего.
Шанс смотрел на нее тяжелым, хмурым взглядом зеленых глаз и, насколько Кёниг могла судить, особым терпением не отличался. Не иначе, как семейная черта, согласно отчетам, хранившимся в закрытых архивах Щ.И.Т.а, ее прототип тоже был не самым легким в управлении.
- Видишь ли, милая Гретхен, когда-то давно со мной случился... назовем это несчастным случаем, это самое подходящее название. В результате этого случая я теперь не могу иметь детей, но меня это совсем не устраивает. Я очень хочу такую же прелестную дочурку, как ты, или, может, сына, или даже нескольких детей, хоть десяток разом. Главное - это будут мои дети, моя плоть и кровь, дорогая, мое сокровище, - Хельга все-таки поместила образцы в холодильную камеру и закрыла дверь. - К сожалению, состояние современной медицины позволяет желать лучшего - она еще не способна нейтрализовать побочные эффекты мутации, позволяя выбирать только те из них, которые тебя устраивают. Приобретенные генетические сбои она тоже не способна исправить, я не могу просто выпить пару таблеток, а потом пойти в постель и проснуться уже беременной, и если все-таки произойдет чудо, мой организм сам разложит зародыш на биологический материал в первые же дни после зачатия. Один очень талантливый и надежный ученый согласился мне помочь, и в обмен я обещала, что в случае удачи формула будет храниться у него, чтобы не дать возможность таким организациям, как мои прошлые и нынешние наниматели, использовать ее в своих целях. Все, чего я хочу - это излечиться и родить ребенка, но для этого мне не хватает материала для исследований, а его так просто не найдешь. Такие, как ты, милая Гретхен, крайне неохотно расстаются с образцами своего бесценного генома, и добывать его силой... чревато. А раз у тебя есть то, что нужно мне, а я могу дать то, что нужно тебе, то почему бы нам не произвести честный обмен?
Где-то в глубине души Хельга отлично понимала, что в иных обстоятельствах могла бы согласиться разработать антидот и просто так, из доброты душевной - если бы она была здорова, а их разговор не происходил бы в одной из самых защищенных правительственных лабораторий мира. Даже будь она на пару-тройку лет моложе, она уже могла бы задуматься над этим.
К сожалению для окружающих, но собственной выгоде, Хельга уже давно не верила в бесплатный сыр и благотворительность. Честный обмен устраивал ее куда больше, чем перспектива остаться в должниках. Ей хватало и того, что она уже шестой год как должница одного из самых опасных в мире мутантов.

+2

6

Лаура очень надеялась, что фрау Кениг не станет ей врать. Ложь девушка в буквальном смысле чуяла и терпеть не могла, когда ее пытались провести. Пока что ее собеседница вызывала, как бы это ни было парадоксально, но положительные впечатления, и Икс очень не хотела бы менять своего мнения.

К тому, что она услышит, девушка явно не была готова. Она ожидала услышать что угодно, от самого примитивного вранья, до одержимости раскрытия секрета ее способностей. Также не исключался и самый логичный вариант - передача данных ГИДРЕ. Но вместо этого Лаура услышала историю, на мгновение пристыдившую ее. Хельга отчаянно хотела ребенка. Настолько сильно, что готова была попробовать даже этот вариант и торговалась с ней, зная, что при желании Икс может продемонстрировать на ней идеальные знания анатомии. Это вызывало уважение.

- Фрау Кениг, я готова согласиться на этот обмен только при одном условии: вы должны пообещать мне, что сделаете все, чтобы образцы моего ДНК и ваши исследования не попали ни в одну из организаций, будь то ГИДРА, ЩИТ или что-то другое.

Лаура очень хорошо усвоила одну вещь – даже на первый взгляд хорошим ребятам ничто не мешает играть нечестно и грязно. Когда Капитан Америка после допроса решил отвезти ее в ЩИТ, она была морально готова к тому, что так и останется наемной убийцей, просто сменит хозяев. Потому что в мире, где правит бал грубая сила, иных вариантов развития быть просто не может. Каждому ведь хочется оружие посильнее, поновее и помощнее.

- Я надеюсь, вы понимаете, что это не мой каприз. Создание Оружия Икс само по себе было ошибкой, но допустить появление еще десятка когтистых машин для убийства будет полной катастрофой.

Этому миру определенно хватало троих обладателей когтей – ее, Логана и его ненормального сынка Дакена. И судя по их живучести, миру с ними придется сосуществовать еще как минимум лет двести, если не найдется способа избавиться от них раз и навсегда. И это ведь они еще соображают, что делают (хотя насчет Дакена иногда возникают вопросы, да), а что будет, если по улицам будет разгуливать шайка с эмоциональным диапазоном, стремящимся к нулю, и обученная лишь одному – мастерски убивать.

- Вернемся к антидоту. Сколько времени вам нужно на его разработку? Вместе с ним вам, правда, придется еще и воссоздать образец триггера для испытания.

Образцов у девушки не хранилось, и где их достать она тоже не знала. Последнее время информации о нахождении у кого-либо спускового запаха не было от слова «совсем». Скорее всего, продавался он либо на аукционах, либо нелегально. Это напрягало. Лаура предпочитала знать, откуда может исходить опасность.

+2

7

Хельга задумалась.
Вся эта ситуация до боли напоминала давешний разговор с МакКоем: гарантии, которых у нее не было, и обещания, которые она могла бы дать, если бы не знала, насколько шатко на самом деле ее положение. Последние годы Хельга только и делала, что балансировала на грани. Преступный мир, ГИДРА, Щ.И.Т. - каждого из них Фройлен Фауст в чем-то обманывала, каждому из них не могла дать в руки то, для чего ее, собственно, и нанимали, без серьезных последствий. Она и сейчас была на положении своеобразного "информатора от науки", ей позволяли проводить исследования, но с условием того, что все результаты будут предоставлены Щ.И.Т.у и рассмотрены высшим командованием, и все это могло рухнуть в любой момент. Хельга не была уверена даже в том, что Щ.И.Т. не собирается ее устранить в кратчайшие сроки, как ненадежный элемент своей боевой машины, что уж говорить о ее исследованиях и веществах?
- Что касается твоей ДНК, то я с тобой полностью согласна, Гретхен - не собираюсь делиться таким сокровищем с окружающими. Что же касается результатов исследований... это тяжелый вопрос, дорогая. Представь, что ты могла бы спасти кому-то жизнь, излечить не только себя, но и кого-то другого, кого-то важного для тебя. Всего один укол - и он будет здоров, избавится от болезни или тяжелого ранения, переварит смертельную дозу радиации или рак, как обычную простуду. Загадка твоего генома могла бы спасти жизни - сотни, тысячи жизней, Гретхен. Неужели ты отказала бы ему в спасении? - Кёниг замолчала на секунду, осознав, что ее заносит немного не в те дебри. Разумеется, она хотела добиться успешного результата в первую очередь для себя, но черт возьми, она тоже в свое время давала клятву Гиппократа. - Впрочем, это неважно. Если ты этого не хочешь, то этого не будет. Тот ученый, о котором я говорила... он позаботится о том, чтобы в случае успеха формула не попала в плохие руки. Правда, я не могу гарантировать, что информация о проведении исследований не станет известна той организации, к которой принадлежит он сам, но у тебя будет возможность побеседовать с ним лично. Если вдруг что-то насторожит тебя или покажется подозрительным, мы немедленно прервем исследования, Гретхен.
Хельга была серьезна. Она действительно готова была прервать исследования, если Икс-23 что-то не понравится. Слишком уж много было подтверждений тому, что иногда доверять стоит не доводам разума, а внутреннему чутью, а что касается чутья, то тут, Кёниг уверена, у Гретхен были все шансы перенять этот дар от своего прототипа в числе прочих способностей. Да и было в ней что-то такое, что невольно вызывало в Хельге не то доверие, не то желание довериться, что-то такое, что дергало откуда-то изнутри не то тоской, не то не ко времени пришедшимся материнским инстинктом, который заставлял ее порой засматриваться на играющую детвору. И чем дольше Гретхен находилась здесь, тем сильнее становилось это странное ощущение.
А вот что касается антидота, то тут могли быть проблемы. Разумеется, Хельга участвовала в разработке новой формулы для триггера, но существовала одна маленькая загвоздка. Собственно, именно Кёниг в свое время предложила такой простой и эффективный метод избежать привыкания к препарату, о чем сейчас несколько жалела. Принцип был очень прост: для того, чтобы Икс-23 не могла выработать иммунитет к триггеру, его состав периодически менялся, некоторые составляющие заменялись другими, с аналогичным свойством. Впрочем, спектр пригодных к использованию составляющих был довольно узок, Хельга только создала алгоритм зависимости катализатора от состава веществ, чтобы обеспечить реакцию. Она могла воссоздать как сам триггер, так и блокатор катализатора, однако для полной уверенности ей был необходим новый образец триггера. Она была не столь наивна, чтобы полагать, что никто, кроме нее, не разберется в механизме действия вещества и не внесет в него какие-либо изменения, неизвестные ей самой, более того - лично она на месте командования ГИДРЫ именно так и поступила бы. Оставалось только надеяться на то, что никто не внес в формулу кардинальных изменений, и со времен изобретения пенициллина никаких сверхгениальных изобретений в области фармацевтики изобретено не было.
- Что касается триггера, милая, то воссоздать его будет мало. Мне нужен образец применяемого сейчас вещества, чтобы понять, насколько сильно успели изменить его состав к нынешнему времени, - Хельга нервным движением потерла запястье, пару раз прошлась по кабинету, покусывая губу и напряженно хмурясь. - Видишь ли, если бы состав триггера был неизменным, твой чудесный организм уже привык бы к нему, и за счет высокой скорости метаболизма приходилось бы только повышать и повышать концентрацию вещества. Триггер воздействует напрямую на твою нервную систему, это определенного рода наркотик, только с известным нам побочным эффектом, который и является целью. Однако его состав время от времени меняется, чтобы ты не могла адаптироваться к нему полностью, и я не знаю, насколько большие изменения могли внести в формулу после того, как я покинула ГИДРУ. Если я смогу сравнить предыдущую формулу с ныне существующей, я смогу не просто создать антидот от существующего триггера, я смогу предотвратить срабатывание катализатора во всех последующих версиях, но для этого мне нужно понимать, в каком направлении движутся их мысли. Хотя обычно те, кто жаждет мирового господства, не слишком отличаются оригинальностью мысли, так что я надеюсь, никаких существенных изменений не будет.

+1


Вы здесь » MARVEL: LOOK OUT! » Mine line » 19.05 # reflection


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC